Дэмиен Хёрст в 3D

Впрочем, это неудивительно. Родился Хёрст в незажиточной семье, где отец был механиком, а мать обыкновенной служащей. Мальчик Дэмиен повышенной аккуратностью, а тем более приличным поведением никогда не блистал. Его практически воспитала улица. И эта самая улица научила воровать, пить в больших дозах алкоголь, употреблять наркотики. Печать ассоциативного элемента не помешала, однако, Хёрсту благополучно отучиться в художественной школе, а затем поступить в колледж “Голдсмит”. Данное учебное заведение отличалось своей новаторской позицией. Его руководство не требовало от студентов особого умения зоографировать и пользоваться красками. Главной задачей было – научить экспериментировать. И Дэмиен Хёрст не упустил ни одного шанса. Желая как-то выделиться из серой гряды сверстников, он начал посещать…морги. Да-да, уже тогда будущего художника интересовала проблема жизни и смерти и он вознамерился лицом к лицу столкнуться с женщиной с косой.

Первая студенческая выставка Хёрста, где он принял участие и выступил в числе организаторов, состоялась в 1988-м году. Площадкой был выбран один из лондонских доков, а сама экспозиция получила название “Freeze”. Дэмиен создал инсталляцию из картонных коробок и раскрасил свое творение акриловыми красками. Вернисаж посетил известный в то время коллекционер картин Чарльз Саатчи.

В поисках сенсаций среди молодых талантов он обратил серьезное внимание на работу Хёрста, предсказав мастеру неземные перспективы. Собственно, с этого момента и началось сотрудничество Дэмиена и Саатчи. Первым совместным проектом стало произведение с лаконичным именем “Физическая невозможность смерти в сознании живущего”. Вниманию аудитории Хёрст представил четырех метровую акулу, помещенную в стеклянный ящик с формальдегидом. Экспонат специально для проекта был пойман в Австралии и обошелся заказчикам в шесть тысяч фунтов. Естественно, платил за расходы Саатчи. Ему также представили счет за ящик и медицинский раствор. В результате окончательная сумма морского детища составила порядка 50 тысяч фунтов стерлингов. Хёрсту тогда прочили престижную премию Тернера.

Однако, удача обошла художника стороной, и награду присудили Гринвиллу Дэйви. Акулу же через несколько лет купил миллиардер из США Стив Коэн. Туша, правда, к этому моменту начала существенно портиться. Поэтому Дэмиен, не долго думая, содрал с нее шкуру и натянул акулью кожу на специальную болванку идентичной формы. В таком виде обновленное создание отправилось к своему новоявленному владельцу, чему тот, к слову, был несказанно рад.

В 1993-м году на фестивале искусств в Венеции маэстро вновь шокировал публику. На суд неискушенного зрителя он преподнес свое очередное произведение “Разделенные мать и дитя”. В два разных аквариума, наполненных химическим составом, Хёрст  поместил корову и теленка. Таким образом, он хотел заявить во всеуслышание о том, сколько несправедливости творится в нынешнем мире. Надо отдать должное: плод фантазии художника настолько впечатлил специалистов и знатоков модерн арта, что те повсюду пустились рассказывать о неожиданном, но мощном прорыве, совершенным Дэмиеном. Примерно тогда же к художнику прикрепится прозвище “лицо смерти”, что вообщем-то было недалеко от истины.

Сам же Хёрст, купаясь в лучах славы, попробует себя на другом поприще. В одном из районов Лондона он откроет ресторан “Аптека” и снабдит его интерьер всевозможными медицинскими шкафчиками, перчатками, используемыми в операционных целях, пилюлями, банками, склянками. Заведение быстро приобретет популярность у ценителей прекрасного и просуществует целых шесть лет. Когда же его все-таки закроют, всю обстановку пустят с аукциона. Торги принесут художнику целых одиннадцать миллионов фунтов стерлингов. Отдельным спросом у покупателей будут пользоваться стаканы, где мастер Дэмиен изобразил молекулярные формулы различных лекарств.

К тому времени маэстро намного отойдет от темы резервуаров с формальдегидом и примется делать инсталляции из домашних отходов – окурков, чашек с недопитым кофе, пустых пивных бутылок, старых газет и журналов.

Работы окажутся настолько реалистичными, что однажды  сотрудник одной из галерей, где экспонировался художник, примет творение маэстро за груду мусора и аккуратно все сложит по пакетам, предназначенным для отбросов. Казус, безусловно, получил огласку. А критики Хёрста предложили повысить служащего до ранга куратора – ведь тот абсолютно верно разобрался с ситуацией.

Дэмиен предпочел отныне обходить мусор стороной и взялся за философские аспекты. Тому, как физическая стоимость легко превращается в символическую, посвящено его произведение “На милость господа”. Это скульптура в форме черепа – копия головы европейского жителя, скончавшегося в 18-м столетии при невыясненных обстоятельствах. Свое творение Хёрст выполнил из платины и инкрустировал настоящими бриллиантами. Всего их потребовалось больше восьми тысяч. В чело модели художник впаял алмаз розового цвета. А челюсти снабдил белоснежными зубами. Они, кстати, реальные и когда-то имели своего владельца. Общие затраты, как несложно догадаться, вылились мастеру в немалую копейку. Естественно, на помощь снова пришел Саатчи и проспонсировал дорогостоящий замысел.

Не так давно Хёрст опять сменил тему и обратился к традиционной живописи. А если точнее, к той ее части, которая именуется модернизмом. В ход пошли акриловые краски и точечная экспозиция. Критики, привыкшие к эпатажным выпадам мастера, с прохладцей отнеслись к его очередному увлечению. Зато представители анимационной студии Prudence Cuming Associates не на шутку заинтересовались свежей работой художника “Veil of Faith” и задумали увековечить картину в столь популярной сегодня технике CGI.

Сам метод, впрочем, не настолько нов, как хотелось бы думать. Впервые к нему прибегли в Соединенных Штатах Америки при съемках фильма «В мире Дикого Запада», который вышел на экраны в 1973-м. Потом были ленты «Мир будущего» «Чужой» и, наконец, «Звездные войны». А в «Парке юрского периода» аниматорам с помощью CGI впервые удалось заменить каскадера и воплотить в жизнь реального динозавра.

Полотно «Veil of Faith» было интересно для нас с точки зрения внедрения всевозможных эффектов, — отмечают в одном из интервью сотрудники  Prudence Cuming Associates. Мы хотели максимально приблизить зрителей к искусству, показать насколько это сложный процесс и каких усилий он требует, прежде чем на свет родится шедевр.

Используя специальную камеру с разрешением 4K, работники студии поэтапно осуществляли макросъемку объекта, чтобы потом сымитировать точную структуру и форму разноцветных пятен, сотворенных кистью Хёрста. Далее уже в компьютерной программе регулировалось освещение, текстура отснятых элементов. И картина потихоньку оживала.

Жидкие колоры, плавно перетекая один в другой, образовывали разноцветную яркую материю. Это и скалистые горы, и высокие волны бушующего моря, и барашки облаков, плывущих где-то высоко вдали. Непрекращающееся движение неведомого объекта являет публике то гладкую поверхность, то уводит куда-то далеко вглубь. Создается впечатление, что перед нами настоящий живой организм, сотворенный природой. То, что это всего лишь объект искусства, становится понятно лишь в конце, когда камера вдруг резко отъезжает и миру является полотно художника. Новое прочтение кинематографистами современного арта постепенно собирает вокруг себя толпы поклонников. А для Дэмиена Хёрста — это лишний шанс для размышлений и верный путь к очередному художественному достижению.