Universe (New)

VII. «В начале сотворил Бог…»

Физическая картина мира, которую я обрисовал в предыдущих статьях, создает ощущение зыбкости и неясности. Перед нами возникает скорее мираж, чем что-то определенное, что можно было бы потрогать руками. Привычная объективная реальность размывается.

universe

Кому-то покажется, что ваш покорный слуга сгустил (или размыл) краски, повыхватывал из многообразия научного знания кусочки, необходимые ему для подтверждения некой собственной смутной концепции. Нет. Это не так.

То, что очень кратко и упрощенно я описал ранее, действительно лишь малая часть представлений сегодняшней академической науки о мироздании, и о многом я ещё хочу рассказать. Но это неотъемлемая часть общепринятого научного знания, сложившегося в последние десятилетия. И она, эта основополагающая, фундаментальная часть, действительно говорит о том, что материальный мир, нас окружающий, не есть что-то незыблемое и определенное, но нечто, существующее только во взаимодействии с нашим собственным сознанием.

universe

Когда я говорю, что это общепринятое знание, я не совсем точен. Правильнее было бы сказать — это то знание, с которым большая часть научного сообщества вынуждена смириться. Но, если бы такого смирения не случилось, мы бы не имели ни лазеров, ни электроники, ни ядерной энергетики. Не могло бы быть и речи о спутниковой связи и навигационных системах, изучении дальнего космоса и т. д. Потому что всё это работает благодаря тем свойствам материального мира, которые в итоге и дают нам повод усомниться в объективном его существовании. Этот парадокс заставляет многих ученых-естественников отказываться от философских обобщений, по крайней мере публичных. Их лозунгом стала так называемая никакая интерпретация квантовой механики, сформулированная американским физиком из Корнелльского университета Дэвидом Мерминым: «Заткнитесь и считайте!» («Shut up and calculate!»). Это высказывание приписывают иногда Ричарду Фейнману или Полю Дираку, но Мермин утверждает, что это его слова. Причем сам он таким образом определяет суть так называемой копенгагенской интерпретации, сформулированной Н. Бором и В. Гейзенбергом во время их совместной работы. Как бы то ни было, этот слоган действительно популярен у физиков.

К физическому фольклору также относится фраза, высказанная, как говорят, в полушутливой форме профессором физики Робертом Гриффитсом из университета Карнеги — Меллон в Пенсильвании: «Если для дискуссии нам нужны атеисты, я иду искать их к философам. На физическом факультете атеистов не найти».

Полагаю, что это, конечно, преувеличение (я не имею в виду конкретно Карнеги — Меллон, тут доктору Гриффитсу лучше знать, а физическое сообщество в целом). Но воинствующих атеистов среди физиков действительно не так много. Наш академик Виталий Гинзбург или американец Леонард Сасскинд в этом контексте, похоже, то самое исключение, которое подтверждает правило. К гипотезе Бога люди, хорошо представляющие структуру мира, вынуждены относиться с уважением, даже если не готовы принять её для себя. Но у меня сложилось впечатление, что многие высокие интеллектуалы нашего времени типа Стивена Хокинга, воспитанные в христианской культуре, но косвенным образом пытающиеся с этой гипотезой спорить, имеют не очень отчетливое представление о том, что такое христианство. Потому что параллели, возникающие между современным научным взглядом на мироздание, с одной стороны; космогонией и эсхатологией христианства, с другой — просто вопиют о себе. С моей точки зрения, не обратить на них внимания невозможно.

Христианство почти не ведёт речь о нашем нынешнем мире, о нашей нынешней жизни. Это наука (именно наука) о жизни будущего века. Наука о преодолении смерти в каждом отдельном человеке, и благодаря этому во всем человечестве. Наука о воссоединении человека с Богом. Что в первую очередь относится к духовной области человеческого существования. Но свое место в учении занимает и представление о мироздании, также тесно переплетенное с духовными законами бытия, что само собой разумеется.

universe

Мир, в котором мы живём сейчас, по христианским представлениям — мир временный, то есть существующий до какого-то определенного момента, после которого открывается Царство Небесное, наступает будущий век или «день восьмой», по христианской терминологии. Бог создавал мир шесть дней, на седьмой «почил от всех дел Своих», новый век христиане часто называют «днём восьмым». В то же время, это мир временной, то есть принадлежащий времени, существующий во времени. В будущем веке времени уже не будет.

Современному человеку очень хорошо известно слово иллюзия. Но к сожалению, мало знакомо понятие христианского временного мира. Хотя эти два понятия в определенной степени пересекаются.

Время создано Богом. Начало его отсчета обозначено в первых же строчках книги Бытия. «В начале Бог сотворил небо и землю… И был вечер, и было утро: день один» (Быт. 1: 1–5)Для тех, кто никогда не держал в руках христианскую Библию, поясню: все книги Библии имеют свои названия, и при цитировании используются определенные буквенные коды, обозначающие название книги (эти коды даны в оглавлении). Далее следует цифра, обозначающая номер главы. Затем — номера так называемых стихов (одно или несколько предложений, по смыслу связанных между собой). В какое бы время и на каком бы языке ни была издана Библия, номера глав и стихов всюду будут совпадать. Вот это словосочетание «день один» (не «первый», именно «один») и говорит о сотворении самого времени и определении его меры отсчета. Последующие дни творения обозначены «второй, третий… шестой, седьмой». Современные космологи признают: приоритет открытия того, что время возникло вместе со всем остальным миром и бессмысленно говорить о том, что было «до» начала мира, принадлежит одному из великих Святых Отцов (учителей Церкви) IVV вв. Блаженному Августину. Он писал:

…нет никакого сомнения, что мир сотворен не во времени, но вместе со временем. Ибо что происходит во времени, то происходит после одного и прежде другого времени, — после того, которое прошло, и прежде того, которое имеет быть; но никакого прошедшего времени быть не могло: потому что не было никакой твари, движение и изменение которой определяло бы время. (Августин Блаженный. О граде Божьем. Книга одиннадцатая, глава V).

На самом деле, Блаженный Августин отнюдь не первооткрыватель того, что время родилось одномоментно с миром. Свидетельства об этом содержатся в целом ряде стихов самой Библии и текстах других учителей Церкви, но формулировка Августина, пожалуй, наиболее отчетлива и понятна для современного человека. Поэтому слова Августина кочуют теперь из одной научно-популярной книги о времени в другую, начиная с книг Стивена Хокинга. Любопытно, что, по некоторым сведениям, на приоритет Блаженного Августина Хокингу указал российский космолог, доктор физико-математических наук и параллельно богослов, Андрей Гриб.

universe

Св. Августин (354430)

Утверждение о том, что время относительно, как я уже упоминал в вводной статье, вы также найдете в Библии. В псалмах царя Давида (около 1000 лет до Р.Х.) говорится: «Ибо перед очами Твоими тысяча лет, как день вчерашний, когда он прошел» (Пс. 89: 5). Апостол Петр пишет: «Одно то не должно быть сокрыто от вас, возлюбленные, что у Господа один день, как тысяча лет, и тысяча лет, как один день» (2 Пет.3: 8).

Время — это перемены. Христианский Бог — вечен и неизменен. Причем вечность — это не бесконечное время, а отсутствие времени. Вечность выступает антонимом времени. Царство Небесное уже вне времени, оно, как и Бог, в вечности. Вот как говорится об этом в Апокалипсисе:

И Ангел, которого я видел стоящим на море и на земле, поднял руку свою к небу и клялся Живущим во веки веков, Который сотворил небо и все, что на нем, землю и все, что на ней, и море и все, что в нем, что времени уже не будет. (Откр. 10: 5-6)

universe

Наш мир обречен на гибель, научный взгляд на эту проблему мы обсудили в двух предыдущих статьях. Потому что он проклят Богом из-за грехопадения Адама и Евы: «…проклята земля за тебя; со скорбью будешь питаться от нее во все дни жизни своей <…>, доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и в прах возвратишься» (Быт. 3: 1719). Обратите внимание, сам Адам (человек, вообще, человечество) проклят не был. Была проклята земля за него. Согласно христианской традиции толкования Библейских текстов, земля — это материя в целом, всё материальное. По словам апостола Павла, «вся тварь совокупно стенает и мучится доныне; и не только она, но и мы сами, имея начаток Духа, и мы в себе стенаем, ожидая усыновления, искупления тела нашего» (Рим. 8: 2223).

С точки зрения христианина, мир, созданный повелением Божиим, Его Словом из ничего, вполне может или даже должен иметь примерно те свойства, которые открыты современной наукой. Очень грубо говоря, этот мир существует, потому что Бог его «думает». В основе материального лежит то, что в наши дни принято называть информацией. Мир не иллюзорен в прямом значении этого слова. Как не иллюзорно Божие Словокак не иллюзорна информация, лежащая в основе всех законов материального мира. Но потеря информации, её исчезновение, тут же приведет к исчезновению самого мира, к обращению материи вновь в ничто.

universe

Кроме того, нынешний мир не тотчто был изначально сотворён Богом, не тот, о котором можно сказать, как об этом сказано в Книге Бытия: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма» (Быт. 1: 31). Первоначальная информация искажена. Причина — грехопадение человека и, как следствие, проклятие, наложенное Богом на материальный мир. Полагаю, что проявление этого проклятия нам известно под научным термином энтропия, которая, как мы говорили в предыдущей статье, и создает стрелу времени, обращенную к смерти. Энтропия, как известно физикам и специалистам в области информатики, противоположна информации.

Надеюсь, уважаемый читатель обратил внимание на то, что при всех различиях образной лексики христианства и сухой научной терминологии, между ними возникают достаточно отчетливые пересечения. В нашем случае это: «Слово Божие» — «информация»; «проклятие», следствиями которого, согласно Библии, являются «тление» и «смерть» — «энтропия». И это вовсе не единственные синонимические пары, которые можно образовать из понятий, принадлежащих, казалось бы, принципиально разнящимся областям человеческого знания. И вряд ли это случайное совпадение. Правда, я не советую чрезмерно увлекаться заменой терминов из одной области на термины из другой. Но иногда неплохо получается. Вот знаменитое определение соотношения информации и энтропии в системеданное основоположником кибернетики Норбертом Винером (и мной немножко переделанное): «Как количество Слова Божия в системе есть мера организованности системы, точно также тление и смерть есть мера дезорганизованности системы». По-моему, всё ничуть не менее ясно и понятно, чем в оригинале: «Как количество информации в системе есть мера организованности системы, точно также энтропия есть мера дезорганизованности системы». И всё же не будем злоупотреблять…

В ноябре 2007 года никому не известный молодой учёный из США Гаррет Лиси выступил со статьей «Исключительно простая теория всего», которая несколько всколыхнула научный мир по крайней мере в рамках интернет-сообщества. Лиси утверждал, что якобы нашел то, что искали физики, начиная ещё с Эйнштейна, почти всё последнее столетие, — теорию всего. Сегодня наше мироздание научно описывается двумя теориями: теорией относительности и квантовой механикой. Но порознь. Они почти противоречат друг другу, по крайней мере, не совмещаются. Если бы эти две теории удалось объединить, то человечество получило универсальную теорию всего, то есть стали бы понятны единые физические законы, управляющие нашим миром от микроуровня до космических масштабов. Но пока это никому не удается, хотя попыток добиться этого — множество.

universe

Гаррет Энтони Лиси

Лиси удалось, точнее, почти удалось, вписать все известные на сегодня элементарные частицы и фундаментальные взаимодействия (силы) в алгебраическую группу симметрии под названием Е8. И они все там удивительным образом размещаются и, по выражению некоторых критиков, «совершенно мистическим образом сами собой объединяются в тройки, поколения и т. д.».

Алгебраические группы симметрии образуют числа и множества, связанные между собой по каким-то определенным признакам и свойствам. Сами по себе, это чисто теоретические построения. Но когда в них вписываются какие-либо физические или математические объекты, эти объекты (если они туда вписываются, соответствуют определенным параметрам) начинают демонстрировать взаимосвязи, характерные для всей данной алгебраической группы. То есть ту симметрию, которая характерна для этой группы. Таким образом, облегчаются расчеты, связанные с той или иной прикладной проблемой или теорией, появляются возможности предсказания еще не разработанных моментов теории. Так теория Лиси благодаря группе Е8, предсказывает существование еще ряда неизвестных пока элементарных частиц и переносчиков их взаимодействий. В числе прочих и гравитон – квант гравитационного поля, гипотетически предсказанный, но до сего дня необнаруженный, а именно гравитацию физики-теоретики никак не могут квантировать (создать непротиворечивую теорию квантовой гравитации) и тем самым приблизится к построению теории всего.

Однако в теории Лиси были обнаружены ошибки (не фатального, как утверждают, характера). И на сегодня совершенно непонятно, близка ли теория Лиси к истине или это одна из научных разработок, которой суждено уйти в историю. Многие называют его теорию, скорее, одним из новых направлений исследований, а не чем-то завершённым. Но не это в контексте нашего разговора главноеЛично я благодарен человеку по имени Энтони Гаррет Лиси, любителю сёрфинга и сноубордисту, потому что я понял, каким мир должен был быть до грехопадения человека.

Взгляните на рисунок:

universe

Это графическое изображение группы симметрии E8. Повторю, сегодня никто не знает, прав ли Лиси в своем подходе или не прав. Но то, что мир в начале своего существования (в начальной сингулярности) должен был находиться в такого рода симметрии, я практически уверен. Роджер Пенроуз, объясняя отличие начальной сингулярности от конечной, также предлагает представить себе, «что ранняя вселенная была бы правильным додекаэдром — как это могло видеться Платону — или имела бы какую-нибудь другую самую невероятную геометрическую форму. Это был бы, конечно, самый настоящий «явный порядок», но совсем не тот, который мы ожидали бы обнаружить в действительной ранней вселенной!» (Р.Пенроуз. Новый ум короля). Идея Гаррета Лиси подтверждает, что ранняя Вселенная могла представлять собой именно «другую самую невероятную геометрическую форму», но не в прямом смысле, а в графическом отображении её симметрии. Такая симметрия и могла быть тем самым «явным порядком» действительной ранней вселенной.

Для тех, кого заинтересовали подробности теории Лиси. Здесь его 20-минутная презентация. Он несколько нестандартный физик-теоретик. По-моему, есть смысл познакомиться с ним поближе. Презентация проходила в 2008-м году, поэтому об открытии бозона Хиггса, которое, как мы волей-неволей все знаем, уже свершилось, он говорит в будущем времени.

Почему такая симметрия могла быть нарушена? Когда физики не до конца представляют себе, почему произошло так, а не иначе, они говорят о спонтанном нарушении симметрии. В случае Библейской истории нарушение симметрии произошло не спонтанно, а из-за злоупотребления свободой воли первым человеком. А дальше научное и христианское представление о происходящем совпадают: используя одну терминологию, можно сказать, Вселенная оказалась во власти всё возрастающей энтропии; другую  мир был проклят и подпал под власть тления и смерти.

Для тех, кто не очень хорошо знаком с христианской догматикой, мне кажется, важным рассказать о том, что такое грехопадение. Неужели Бог так мстителен, что проклял весь материальный мир из-за того, что первый человек Его единожды ослушался? Примерно так, насколько я понимаю, многие люди, далёкие от религиозного мировосприятия, понимают Библейский рассказ о грехопадении Адама и Евы. Или существует иная, более жесткая постановка того же по сути вопроса: если Бог существует, как Он может допускать такое количество зла в мире? Попробую очень сжато объяснить.

«В начале сотворил Бог небо и землю…». Это самая первая строчка первой книги Библии  книги Бытие. Христианская традиция предполагает, что библейские тексты следует понимать как буквально, так и иносказательно. Так, в этой строке под небом подразумевается и то небо, которое у нас над головой, и космос, и в первую очередь духовный мир: ангелов, в том числе впоследствии падших. Земля же здесь  это и то, по чему мы ходим, и планета Земля, и, как я отмечал чуть выше, всё материальное  материя в целом.

Весь материальный мир Бог создал для человека. Этот мир готовился Богом в течение шести дней, чтобы ввести в него, по выражению одного из величайших христианских святых отцов, Иоанна Златоуста, Царя, то есть Адама. Человек был призван из небытия, чтобы управлять этим вновь созданным миром. Творение не было чем-то неизбежным. Бог, по христианским представлениям, самодостаточен. Бог  это Дух, и материя чужда Его сущности. Но она была сотворена по воле Бога из-за переизбытка в Нём любви, благодаря Его желанию сделать сопричастным своему существованию кого-то ещё.

universe

Человек создан по образу и подобию Божиему. Это означает, что Бог вложил в него жизнь, вдохнув в него свой Дух, а также разум, свободу воли, дар познания, дар творчества. Надо понимать при этом, что Бог  абсолютен, в человеке же эти качества относительны, но именно они несут образ Бога. Подобие же подразумевает обожение, то есть возможность для человека самому стать богом, сопричастным Богу-Творцу. Но обожение требует усилий, стремления самого человека к этому состоянию. Бог  благ. Человек также должен стать таким, то есть достичь чистоты, совершенства любви и добра. Но для этого как минимум нужно согласие человека, его свободный выбор.

В христианстве есть несколько ключевых понятий. Среди них  любовьсвобода воли, милость. Дважды в Евангелии от Матфея приводятся слова Христа, обращенные к фарисеям: «пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы?» и «если бы вы знали, что значит, милости хочу, а не жертвы…» (Мф. 9: 13; 12: 7). Иными словами, Бог не может насильно заставить человека полюбить Себя, стать сопричастным Себе, сделаться богом. Он просит милости у человека! Таков закон мироустройства, таково ограничение, наложенное на Себя Всемогущим Богом.

Изначальный мир был полудуховным-полуматериальным. По преданию, в раю не было тления, но не было и нетления. Например, деревья и плоды могут падать также, как в нашем мире, но не сгнивать, а превращаться в благоухающую землю. Таким же полу-полу было и тело Адама. Оно, это тело, принципиально отличалось от нынешних человеческих тел. Адам в раю в физическом смысле был неуязвим и до момента грехопадения бессмертен. Для описания свойств его тела обычно приводят описание тела Христа после воскрешения: с одной стороны, Христос ел и пил, Его тело и Его раны можно было потрогать, но с другой, Он мог проходить сквозь запертые двери, мгновенно перемещаться на большие расстояния и т. д. Адам обладал возможностью видеть сущность тварного (сотворённого Богом): к нему были приведены все животные, и он нарек им имена. Как известно, на Востоке всегда считалось, что имя отражает сущность. К тому же наречение имени  знак владычества: при перепродаже рабов новый хозяин часто давал рабу новое имя.

Итак. Новоиспеченный бессмертный Царь, живет в раю, не знает ни боли, ни страдания и находится в постоянном общении с Богом (а христианский Бог есть Любовь). У него есть помощник и друг  Ева. От Бога человек имеет только две заповеди: возделывать и хранить рай (по некоторым толкованиям, «возделывать и хранить» свою душу, так как в раю и так всё цвело и благоухало, а охранять рай было не от кого) и не есть плодов лишь одного из многих-многих деревьев. Чем можно было бы дополнить понятие добро по отношению к Адаму? Мне нечем. Следовательно, добро Адамом (и Евой, для краткости я иногда нашу прародительницу опускаю, но всегда имею в виду) уже было познано. Они в нем находились. Чего же им не хватало?

universe

Густав Климт (18621918). Адам и Ева (фрагмент)

Попробую ответить за них: скучно им было. Не хватало адреналинчика. Нам часто не хватает быть просто единственными. Хочется быть лучшими, умными и талантливыми по сравнению. Мы радуемся, доказав свою правоту. Нам кажется, что мы можем быть самыми справедливыми. Мы считаем, что лучше кого бы то ни было знаем, что есть добро и на чьей стороне правда. Всё это нормальные, естественные человеческие чувства. Почти вся система детского воспитания и обучения строится на стимулах, связанных с этими чувствами. Здорово быть первым учеником в классе. Ещё лучше быть чемпионом мира или мировой звездой. Стыдно быть лузером.

Из этих же естественных чувств выкристаллизовывается наше «Я», без которого нет личности, в нашем понимании этого слова. Моё «Я» обособляет меня от мира. Это «Я», нормальное и естественное, но это «Я» падшего человека. Оно начинает противопоставлять «меня»«им», «нас»«другим». Я самый умный, добрый, справедливый, достойный. Спартак  чемпион, а Россия  лучшая страна! И далее по естественной логике: мой город  лучшиймоя улица, мой дом… и в этом мире лучший  Я! А если у кого-то что-то окажется лучше, – изначально понятно, что они мерзавцы… И хочу обратить внимание на то, что понятия родная страна и лучшая страна всё же разнятся. А Бог, согласно библейской истории, разделил человечество на языки и народы в качестве наказания после Вавилонского столпотворения (Быт. 11: 1  9). А мы этим наказанием гордимся…

С чужаками можно не церемониться, они другие. Почему у него есть, а у меня нет? Это не справедливо! Почему он позволяет себе то, чего не могу позволить себя я? Почему другой думает иначе? Его надо переубедить или заставить думать и действовать, как я хочу. Потому что я знаю, как лучше! Почему он принимает решения, а не я? Почему мне не дают сделать так, как я хочу? Почему не дают то, что я хочу? Значит, надо добиться всего этого как-то иначе, возможно, хитростью или даже силой. А если сил не хватает, «Я» запрятывается в «Мы». И если наше «Я» вместе с нашим «Мы» начинают безудержно раздуваться, затмевая изначально заложенное в нас стремление к добру, надо ждать беды.

universe

Это я о нас с вами, уважаемый читатель, добрых, умных, порядочных, толерантных и политкорректных в некоторых случаях даже излишне,  людях начала XXI века. Я специально не беру экстремальные случаи: ни маньяков, ни убийц, ни скинхедов, которым, однако ж, «несть числа»; ни гитлеров, ни сталиных, возомнивших себя богами. Нет, нет, это о нас  «нормальных» людях. Прислушайтесь честно и непредвзято к себе. Оглянитесь вокруг. Почитайте новости. Просмотрите комментарии к статьям в блогах, особенно на общественно-политические темы. Припомните свои последние ссоры и размолвки с домашними и иными близкими людьми, свои последние неприятности на работе. Полагаю, в результате вы согласитесь со мной, что всё вышесказанное  это о нас с вами, наделённых разумом и свободой воли.

Чем прельстил Адама и Еву змей, уговаривавший их ослушаться Бога и вкусить запретный плод?

Нет, не умрете,  говорит он Еве, — но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло. И увидела жена, что дерево… вожделенно, потому что дает знание. (Быт. 3: 4–5).

Змей поймал их на недоверии Богу и на желании быть равными, а то и выше Бога. Простенькая мысль, якобы Бог знаетчто Адам и Ева станут равными Ему, и боится этого, — вот что двигало нашими прародителями, а отнюдь не голод или озорство. Им не терпелось стать богами, чтобы обойтись без Бога.

«Тварь ли я дрожащая или право имею…» — вопрос Родиона Раскольникова тот же, что встал в своё время перед Адамом. Не знаю, что говорят преподаватели литературы своим ученикам в современной школе, но в советские времена нам говорили, что «Преступление и наказание» — роман об ужасах зарождающегося российского капитализма. На самом деле, как почти всё у Достоевского, это роман о восстании человека против Бога. Раскольников восстал против Бога, исходя из собственного понимания справедливости. Так он пытался победить окутавшее его зло. Чем это закончилось, известно. Адам был окружен только добром, зло было ему неведомо. Но ему, соблазненному дьяволом, хотелось адреналинчику; ему не терпелось познать зло, и потому восстал против Бога. Но что Раскольников в сравнении с «Бесами». А ведь именно бесы, не литературные или бестелесные (последние, конечно, тоже тут как тут, куда же без них), а реальные — во плоти, надменные и безжалостные, начиная еще с Каина, слишком часто направляли и, боюсь, еще полны решимости направлять человеческую историю. Восстание Адама предопределило всю последующую борьбу людей с Богом и с себе подобными. Единожды послушавшись дьявола, Адам тем самым поклонился ему, попав в многотысячелетнее рабство.

Бог не создавал зла. Поэтому оно не имеет собственной сущности. Зло — следствие злоупотребления свободой воли. Сначала самым светлым Ангелом по имени Денница (лучезарный, сын зари, латинский вариант Люцифер, известным впоследствии также под именами сатаны, дьявола, черта, лукавого, отца лжи, древнего змия, князя мира сего и т. д.), по гордыне своей возомнившим себя равным Богу и низвергнутым Архангелом Михаилом с небес на землю. А затем — Адамом, соблазненным сатаной. Но никакого объективного зла не существует. Если носитель злой воли отказывается от зла, оно исчезает. Поэтому сам запретный плод не мог содержать в себе зла. Злом было недоверие и непослушание Творцу из-за обуявшей Адама гордыни.

universe

Падший ангел Денница, он же Люцифер, дьявол, сатана

Совершенно очевидно, что новоиспеченный Царь, Адам, хоть и был наделен большими дарованиями, но был молод и наивен. Ему требовалась школа («возделывание души»). Заповедь и само дерево были первым уроком, но крайне важным, от него зависела вся дальнейшая система обучения. Не ослушайся Адам, ему бы, а вместе с ним и нам с вами, очевидно, предстоял совсем иной путь. Но случилось то, что случилось. Напомню, Бог не проклинал человека, прокляты были змей и земля. Это говорит об особом отношении Бога к человеку. В этот проклятый мир человек отправлен учиться. Учиться в ту школу, которую выбрал сам: познавать зло, чтобы со временем уже сознательно отречься от него. И одним из учителей в этой школе служит сам дьявол — князь мира сего.

В определенном смысле, наш ныне существующий мир и стал тем самым запретным плодом. И мы, потомки Адама, всё еще продолжаем его вкушать поколение за поколением, чтобы, насытившись (испытав, что же такое зло, которое вносим в мир мы сами и противник человеческий — дьявол), всё-таки сделать свой окончательный выбор. Надеюсь в конечном итоге в пользу добра. Хотя гордости нам по-прежнему не занимать.

universe

«Лишенные рая», автор Гелий Коржев (Чувелев) 1998 г.

Адам и Ева были изгнаны из рая. Предварительно Бог их одел в «одежды кожаные» (Быт. 3: 21). То есть в наши нынешние тленные тела. Человек остался царём созданной для него вселенной. Но теперь это падший царь проклятого мира со всеми вытекающими отсюда последствиями. И хотя князем-распорядителем тут служит дьявол, Бог не оставил этот мир. Стоит человеку сделать шаг в Его сторону, Бог тут же протягивает человеку руку. И во многих из нас ещё, слава Богу, сохранилось изначально вложенное стремление к добру. Но если злая человеческая воля объединяется с дьявольской, тут, на этой земле, творятся страшные дела. Но оставим эту тему до лучших времён.

А пока вернёмся к вопросу, до конца нами не решенному. Кто же он, этот таинственный наблюдатель, без которого не могут обойтись ни квантовая механика, ни теория относительности? И никак не может родиться и существовать известная нам Вселенная?

Продолжение следует…

Следующий материал из этой серии ожидайте в пятницу 7.11.

  • Лиза Цыганова

    Очень интересные статьи, Дмитрий! Спасибо!