Око за око

Выдающийся русский художник Ю. П. Анненков, подаривший миру портреты Ленина и Троцкого, а также более привлекательных современников, в числе которых Ахматова, Горький, Замятин и многие другие, в своих воспоминаниях рассказывал нам об одном примечательном способе общения. Художник описывает свои встречи с «патологически молчаливым» поэтом В. Хлебниковым:

«Забившись в кресло, похожий на цаплю, Хлебников пристально смотрел на меня, я отвечал ему тем же. Было нечто гипнотизирующее в этом напряженном молчании и в удивительно выразительных глазах моего собеседника… Не нарушая молчания, мы не останавливали нашего разговора, главным образом — об искусстве, но иногда и на более широкие темы, до политики включительно. Однажды, заметив, что Хлебников закрыл глаза, я неслышно встал со стула, чтобы покинуть комнату, не разбудив его.

 — Не прерывайте меня, — произнес вслух Хлебников, не открывая глаз, — поболтаем еще немного. Пожалуйста».

Однажды такая «беседа» привела к ссоре и дальнейшему «молчаливому» примирению. И спрашивается, какое слово здесь ставить в кавычки? «Беседа» или «Молчание»?

game_theory

Представьте теперь случай. Вагон метро, объявляется информация: «Поезд следует только до станции…». Легко ли вы поймёте по лицам и позам людей, кому эта информация безразлична, а кого она расстроила? Можно ли сказать, что мы умеем читать мысли? Представьте себя на месте того, чьи мысли вы только что «читали», вам нужно эти мысли произнести вслух: «Ммм, котлеты дома, мама… супер акция, все ювелирные изделия… ну да, конечно, знаю я ваши акции… ПОЕЗД СЛЕДУЕТ ТОЛЬКО ДО СТАНЦИИ… котлеты… выйду на следующей…». Собственно, что из этого вы «прочитали»? Что здесь говорит о злости или безразличии молчаливого «собеседника»? Можно сказать, вы не знаете чужих мыслей, но судя по тому, о чём только и можете судить, делаете выводы на удобном для вас языке: «Ему это не нравится, он хочет выйти». Откуда же мы тогда можем знать о намерениях, если от нас скрыты мысли чужого человека, а может быть даже и свои собственные? Теперь представьте себя дешифровщиком, которому в руки попала записка с командой вражеским войскам. Вы можете без труда перевести эту команду на удобный для вас язык. Но беда в том, что команда на вашем языке, хоть и будет передавать смысл шифра, скорее всего, будет отличаться от языка, на котором она давалась до шифровки.

game_theory

Ну что ж, к чему всё это? Мы можем быть уверенными, как человек намерен поступить, хотя и никогда не знаем его мыслей. А если дело идёт к такой «молчаливой ссоре» художника и поэта?

Теория игр отвечает на этот вопрос. Подобно тому, как в фильме про Бэтмена разыгрывается сцена в духе «парадокса заключенного», перед нами в жизни часто встаёт вопрос: «А не сволочь ли он?». Что на языке теории игр означает дилемму: кооперироваться или отказываться. И теория эта говорит, что если вы подобно героям американского блокбастера находитесь на одном из двух заминированных кораблей, у вас есть кнопка от бомбы на другом корабле, а у них – от бомбы на вашем, взрывайте этих негодяев! Немедленно! Ну, вообще-то, теория говорит, что вам выгодно «отказаться», а не кооперироваться. Короче говоря, снова «плохие парни приходят первыми».

Что тут ещё можно сказать? Всё же есть тут кое-что ещё. Вообразите теперь такой город, в котором живёт так много людей, что для вас лично их словно целая бесконечность. Думаю, Петербург или Москва сгодятся для этого вполне. Представим, что отношения людей между собой можно разделить только на два варианта: кооперируюсь и отказываюсь. Разумные люди будут всегда говорить «отказываюсь», ну, действительно, ведь они не хотят проигрывать. Олухи будут всегда кооперироваться. Злопамятные после неудачной попытки кооперации будут всякий раз говорить обидчику «отказываюсь» и т.п. В итоге мы получим всевозможные стратегии поведения. Теперь объявим конкурс.

Всем! Всем! Всем! Каждый играет с каждым! Победитель получает всё! Подставь соседа! Окунись в атмосферу 30-х годов!

Если вы оба сыграли КООПЕРИРУЮСЬ. Мы выплачиваем каждому из вас по 300 долларов. Награда за смелость, скажем так.

Если оба сыграли ОТКАЗЫВАЮСЬ. Мы штрафуем каждого из вас на 10 долларов. Таково наказание за взаимный отказ и потраченное друг на друга время!

Один сыграл КООПЕРИРУЮСЬ, а другой ОТКАЗЫВАЮСЬ. Банк выплачивает второму 500 долларов, поощряя за принятый на себя риск, и штрафует первого на 100 долларов.

game_theory

И что с того? Лишний раз мы убедились, что отказываться выгоднее, чем кооперироваться. Эгоисты снова побеждают. Но не всё так просто, есть ещё одно условие. Соревнования в этой игре проводятся с неограниченным числом участников и бесконечное число раз. Город ведь огромный и сколько раз мы сталкиваемся с одними и теми же людьми в метро, на дорогах и в магазинах на самом-то деле неизвестно. И тут кое-что меняется.

Американский политолог Роберт Аксельрод однажды действительно объявил подобный конкурс. Правда, участие в нём приняли эксперты в теории игр, а точнее, составленные ими стратегии. Каждая стратегия должна была играть с «противниками» и с собственной копией. Стратегий было представлено 15, то есть компьютер сыграл 15 на 15 отдельных игр. Представлены были самые разные, в том числе невероятно сложные и продуманные программы. Но однозначным победителем стала одна из самых простых. Анатоль Рапопорт, создатель этой стратегии, дал ей имя «Око за око». Суть стратегии в том, что сначала Вы пытаетесь кооперироваться, в случае неудачи — отказываетесь, но затем забываете о нанесённой «обиде» и снова пытаетесь кооперироваться. По терминологии Аксельрода «Око за око» — это «добрая» и «прощающая» стратегия. Более того, из 15 стратегий 8 было добрых, то есть таких, которые изначально пытаются кооперироваться, и все 8 заняли первые 8 мест.

game_theory

Но и на этом дело не кончилось. Через некоторое время был проведён ещё один такой конкурс. Добавили два новых условия. Во-первых, участники-программисты знали об итогах предыдущего конкурса, во-вторых, одна неудачливая стратегия после круга отсеивалась, а удачная получала поощрение в лице своей копии, введённой в игру. Было представлено более 60 стратегий, среди которых были и «добрые», и «злые». Что же произошло? Снова победила «Око за око». Игра кончилась тем, что эта стратегия вытеснила все и играла только «кооперируюсь» со своими копиями.

Быть может, мы в жизни редко принимаем решение о содействии или отказе от него, поэтому такая игра может показаться далёкой от жизни. Всё дело в том, что эта игра, по сути, форма, которую можно примерить к самому разнообразному жизненному содержанию. Одним из самых простых примеров, который имеет явные черты нашей игры, является помощь. Например, помогая сегодня женщине поднять по лестнице тяжёлую сумку, вы можете надеяться, что завтра её сын, поступит так же в отношении других и т.д. Отказываясь от такого рода кооперации, вы экономите силы, с другой стороны, помогая, ничего хорошего вы ещё не гарантируете, хоть и получаете моральное право надеться на лучшее.

game_theory

Вернёмся же к тому, о чём мы говорили в самом начале. Да-да, к «чтению мыслей» и «молчаливым» ссорам. Каждодневно сталкиваясь с сотнями людей, не зная об их мыслях, мы считываем с их лиц шифр и, не всегда даже переводя на «человеческий язык», реагируем. Словом, действуем как запрограммированные машины. Пожалуй, это неизбежно. Но при попытке найти свою стратегию успеха, следует учесть и ещё один, ускользающий от прагматичного взгляда, факт. Помните, сколько было «добрых» стратегий в первой игре? Так вот, если бы в самом начале из тех 15 стратегий большинство оказалось «злыми», победа была бы за ними.