МиксLook

Пройти тест Тьюринга

Минувший год порадовал киноманов фильмом режиссера Мортена Тильдума «Игра в имитацию». Главный герой — молодой и тогда еще малоизвестный английский математик Алан Тьюринг (Alan Mathison Turing) не на шутку увлекается криптографией. Он часами корпит над бумагами и разгадывает неизвестные ребусы.

Alan-Mathison-Turing

Когда начинается Вторая мировая война, ученый устремляется в Блетчли-Парк — в Правительственную школу кодов и шифров. Там он присоединяется к специалистам, работающим над расшифровкой посланий, созданных с помощью легендарной немецкой машины Энигма. Ее секретные обозначения нацисты использовали для своих радиограмм. В стенах школы Тьюринг придумывает уникальную установку — Turing Bombe.

Махина три метра длиной и весом в две с половиной тонны расправлялась с кодами за считанные минуты. А британская власть получала точную информацию о передвижениях противника. Хотя лента была признана критиками весьма удачной, тем не менее она не раскрывает все научные достижения Алана Тьюринга. А жаль… Этот талантливый профессор долгое время занимался морфогенезом и даже описал математически процесс самоорганизации материи. Кроме этого, Тьюринг — автор абстрактного вычислительного аппарата, прадедушки современной ЭВМ. А еще ученый — один из первых, кто серьезно задумался о взаимодействии синтетического и живого разумов.

Alan-Mathison-Turing

В 1950 году, когда в лабораториях многих стран пытались разработать первые компьютерные программамы, он привлек внимание мирового сообщества своей статьей «Вычислительные машины и разум», которая вышла на страницах журнала Mind. Суть материала сводилась к следующему. Британец предложил заменить вопрос «Думают ли машины» на эквивалентный «Могут ли машины выполнять то, что выполняем мы». В этом случае, как утверждал Тьюринг, возникала бы четкая граница между интеллектуальными и физическими возможностями. В качестве примера Алан привел простой тест. Испытуемый должен общаться параллельно с человеком и с ПК. Беседа ведется не устно с глазу на глаз, а письменно, вслепую, при помощи клавиатуры. Во времена математика ЭВМ не были еще столь быстрыми и мощными. Поэтому переговоры шли с определенными временными интервалами. Паузы снижали скорость реакции, и понять кто есть кто в данной ситуации становилось чрезвычайно затруднительным. Тест считался пройденным, если установку принимали за живого субъекта.

Alan-Mathison-Turing

Многие полагали, что Тьюринг, осуществляя свое исследование, был настроен жутко пессимистично и перспектива прихода к власти машин его нисколько не радовала. Есть, однако, свидетельства, которые указывают на обратное. Например, друг ученого Робин Ганди частенько припоминал, что когда Тьюринг в сотый раз перелистывал пассажи своей работы, то и дело улыбался и даже хихикал. Как бы то ни было, его поиски стали важной вехой на пути сближения компьютера и человека. И по сути, пробным анализом этой сферы. Позже специалисты пойдут экспериментировать дальше и придумают различные способы, как электронный мыслитель может обвести человека вокруг пальца.

Так, в 1966 году американский ученый Джозеф Вейценбаум (Joseph Weizenbaum) объявил о создании виртуального собеседника — компьютерной программы «Элиза». Она должна была имитировать знатного психотерапевта. Почему Вейценбаум остановился именно на этой медицинской области? Именно здесь можно запросто ответить вопросом на вопрос. К тому же их смысловая нагрузка относительно невелика, нет пространных предложений, а мысли легко структурируются в единую систему. Давая консультацию, «Элиза» не философствовала, а просто перефразировала речь собеседника. Выглядело это примерно так:

Испытуемый: У меня болит голова.

Элиза: Почему вы говорите, что у вас болит голова?

Alan-Mathison-Turing

Подчас тестируемые попадали в ловушку и беззаветно верили, что разговаривают с реальным врачом. Но были и курьезные моменты. Периодически в ходе эксперимента люди осознавали, что электронный доктор не понимает сути вопросов. Не находя правильных вариантов ответа, «Элиза» обычно заключала: I see… И переводила диалог на другую тему. Джозеф Вейценбаум писал о своей программе в книге «Возможности вычислительных машин и человеческий разум. От суждений к вычислениям»:

В некотором смысле «Элиза» являлась актрисой, обладавшей определенной техникой, но сказать самой ей было нечего. Сценарий, в свою очередь, представлял собой некоторый набор правил, позволявший актеру импровизировать на любом имевшемся у него материале.

Восемью годами позже, в 1972 году, еще один американец Кеннет Колби (Kenneth Colby) выпускает в свет похожую программу PARRY, призванную копировать поведение параноидального шизофреника. Для того чтобы проверить новое изобретение на эффективность, Колби провел забавный эксперимент. Он предложил профессиональным психиатрам протестировать две группы больных — реальных пациентов и виртуальных, сгенерированных программой PARRY. Общение велось при помощи телетайпа. Позже другой команде психиатров продемонстрировали стенограммы речей. Затем два медицинских коллектива определяли, кто из испытуемых был человеком, а кто аппаратом. В результате верное решение было вынесено лишь в 48% случаев. А это означало, что машине удалось-таки обмануть врачей. Примечательно, что Элизе и PARRY было суждено встретиться друг с другом. Rendez-vous организовали через сеть ARPANET. Диалог электронных доктора и больного длился несколько минут.

Alan-Mathison-Turing

Теперь перенесемся в другую сферу, скажем, в музыкальную. Это вам не математика, геометрия и физика, где все подчиняется сухим числам. Здесь нужен полет фантазии, талант и, главное, вдохновение. Без этих трех составляющих появление на свет хорошего произведения, того, что проникает глубоко в душу, невозможно. Точнее, было невозможно до того момента, пока в южно-испанском университете Малага дотошные волхвы не изобрели музыкальный компьютер Iamus. Названный в честь сына Апполона, он пишет ритмичные партитуры, по сложности сравнимые разве что с Гершвином или Орфом. Сначала ПК генерирует простые, короткие ритмические фразы — «геномы». Потом они начинают эволюционировать и постепенно обретают форму полномасштабного академического сочинения. Разработчики на основе теста Тьюринга проверили работу своего агрегата на профессиональных музыкантах. Авторы Iamus`а дали прослушать артистам несколько вариантов опусов: сотворенных компьютером и подлинными композиторами. Позже знатокам предстояло установить: кто есть кто. Самое интересное, что опрашиваемых тест завел в тупик. Произведение, составленное синтетическим разумом, практически не отличалось от рукотворного.

Alan-Mathison-Turing

Франциско Вико, один из авторов проекта, отмечает:

Загвоздка заключалась в том, что сочинения Iamus`а вызывали те же самые эмоции: грусть, радость, смех, слезы. Поэтому большинство испытуемых так и не смогло определиться и дать точный ответ. Обычно они говорили, что не знают.

Подобная реплика от тестируемых ждала и специалистов Кембриджского университета. В стенах своей альма-матер британские лингвисты и программисты попытались научить компьютер сочинять японское хокку. Скажите теперь: как можно поверить в то, что это машина, если она способна создать такое?

Вчера все в порядке,

А сейчас все накрылось —

В этом суть Windows.

Разрабатывая свой тест, Алан Тьюринг утверждал, что если ученые изобретут искусственную кожу и наделят ею машины, то это вряд ли сделает их человечнее. Компьютер есть компьютер, мыслящий папками и файлами. Тем не менее специалисты уже давно трудятся в этом направлении. Например, инженер-механик Джон-Джон Кабибихан из Университета Катара придумал мягкий силиконовый полимер, который при нагреве до 36.6 градусов напоминает настоящий кожный покров. Специалист напечатал на 3D-принтере искусственную руку и обернул ее новым материалом. Далее провел простой тест. Кабибихан посадил участников спиной к себе и стал касаться их плеча то своей рукой, то искусственной моделью. Респонденты не сумели провести четких различий.

Alan-Mathison-Turing

Впрочем, несмотря на множественные изыскания и попытки приблизить компьютер к человеку, официально тест Тьюринга был пройден лишь в 2014 году. Это стало возможным благодаря программе Eugene Goostman, исполненной выходцем из России Владимиром Веселовым и представителем Украины Евгением Демченко. Эксперимент сводился к серии коротких диалогов с пятью ЭВМ. В ходе них жюри предстояло догадаться, ведут их автоматы или всамделишные люди. Тест считался пройденным, если компьютер морочил ареопагу голову в течение трети от отведенного времени. Собственно, детищу Веселова-Демченко это как раз удалось. Показатель оказался даже на несколько десятых выше — 33%. Искусственный интеллект активно объяснялся от имени вымышленного тринадцатилетнего подростка из Одессы Жени Густмана, который «претендует на то, что знает всё на свете, но в силу своего возраста не знает ничего». Его-то и признали живым человеком. Скептики, однако, тут же назвали прохождение теста Тьюринга сомнительным. Ведь Женя Густман являлся лишь чат-ботом. Поэтому, по их мнению, ответ на вопрос, могут ли машины выполнять то, что выполняем мы, остается открытым. Впрочем, решение можно попытаться найти, пообщавшись с программами-роботами в интернете. Сегодня на просторах всемирной паутины их видимо-невидимо: от онлайн-игр до социальных сетей. Если бы Алан Тьюринг оказался в XXI веке, он бы обязательно организовал подобный наглядный опыт.

Alan-Mathison-Turing