МиксLook

Опьянение цивилизаций

Жизнь любого общества имеет много граней. Некоторые из них постоянно находятся на виду, а о некоторых предпочтительно молчать или просто не замечать их. Так, опьянение и вызывающие его различные вещества находятся на грани или вне закона. При всем при этом глупо отрицать их огромное влияние как на отдельных людей, так и на мировоззрение и культуру общества в целом.

intoxicated

Сидя у костра среди девственной природы и глядя в звездное небо, первобытный человек задавался глубоко философскими вопросами: откуда появился этот удивительный, полный сюрпризов и опасностей окружающий мир, какие силы стоят как за обыденными, так и за аномальными явлениями? Именно так появились древние верования, которые населили землю многочисленными духами и магическими силами. Общаясь с ними при помощи ритуалов и экстатических практик, наши предки считали возможным решать свои житейские проблемы, познавать себя и исследовать потусторонние миры. Среди них были и те, для кого постоянный контакт с «духами» был настоящей профессией, и это были шаманы. Они были помощниками своим сородичам, выполняя как врачебные, так и священнические обязанности. На основе материалов антропологических исследований самобытных племен Сибири, Африки, Южной Америки и Тихоокеанского региона, современные ученые сделали вывод, что почти во всех первобытных общинах для отправления религиозного культа упарывались теми или иными «веществами».

Однако важно отметить, что делали это не из прихоти или для собственного удовольствия, а из необходимости и под строгим надзором жреца. При обрядах инициации, в лечении психических и даже физических расстройств в большинстве сохранившихся «диких» племен используются зелья из имеющихся в среде обитания галлюциногенных растений. В мифологии эти растения имеют особый статус, их считали не то даром богов, не то вместилищем магической силы, и даже самодостаточными одушевленными существами. Шаманы пели своим растениям песни, разговаривали с ними, чтобы приручить их и получить покровительство в следующем путешествии за пределы сознания. С течением веков эти традиции сохранились у народов, все еще сокрытых от цивилизации непроходимыми лесами и болотами.

intoxicated

Перуанские индейцы во время приготовления священного напитка «Аяуаска», который используется в ряде обрядов, в том числе при посвящении в шаманы. Сегодня для них это неплохой способ заработать на европейских туристах, приезжающих в джунгли Амазонки за необычными переживаниями.

Использование психоактивных веществ не зависит от ступени цивилизационного развития. Так, в древних индийских Ведах и священной поэме «Махабхарата» неоднократно упоминается священный напиток, называемый «сома». Согласно мифу, его совместно готовили сидевшие на горе Меру боги и демоны, мешая воду океана мировым змеем, которого поймали за хвост. Напиток был передан людям для того, чтобы те постигали божественную мудрость и вдохновлялись на подвиги. Судя по описаниям, напиток вызывал экстатическое состояние и галлюцинации. Рецепт был утерян или по сей день тщательно охраняется брахманами, высшей кастой жрецов. Вообще, в индийской культуре к употреблению дурманящих средств весьма неоднозначное отношение. С одной стороны, они вызывают иллюзию в рамках и так иллюзорной реальности, как учат многие традиционные религиозные школы, а с другой — позволяют убедиться в шаткости привычного восприятия и увидеть свою личность с иного ракурса. Второй точки зрения придерживаются некоторые последователи тантры, известные своими радикальными и порой жестокими духовными практиками. Они видят в алкоголе и наркотиках способ разрушения границ своей индивидуальности и дверь в бесконечный разум, в божественную реальность.

intoxicated

Этот парень-представитель одного из наиболее шокирующих направлений тантры, Агхоры. Его трубка вряд ли забита обычным табаком. Курение марихуаны и иных наркотических растений, а также распитие алкоголя, считаются духовными и даже аскетическими практиками для служителей Темной Стороны Бога. По их мнению, главное не испытывать удовольствия, за которым гонятся западные торчки, а использовать получаемые эффекты во имя грядущего освобождения души из круга перерождений.

Пожалуй, никто так не воспевал и не боготворил вино, как древние греки. Для них оно являлось не просто напитком, а кровью самого бога Диониса. Дионис (также известный как Вакх, Бахус) олицетворял вдохновение, доходящее до безумия и полной потери себя. Дионис, незаконный сын Зевса и Симелы, был сведен с ума своей мачехой, Герой. С тех пор он коварен и сводит с ума всякого, кто относится к нему несерьезно и не видит божественное происхождение его крови-вина. В приступах бешенства Вакх, как и его жертвы, способен на убийство первого встречного в порыве слепой ярости. Хронический алкоголизм у эллинов считался одним из позорнейших пороков. Вино было принято пить исключительно разбавленным водой. Самый распространенный в наши дни способ употребления этого напитка, то есть неразбавленное вино, греки называли «скифским», «варварским». Традиции греческого винопития были позднее восприняты римлянами, но сегодня лишь отчасти сохранились разве что в ряде стран Южной Европы.

intoxicated

Детство Бахуса, Адольф-Вильям Бугро, 1884 г.

С пришествием христианства отношение к употреблению галлюциногенов резко изменилось, в то время как вино приобрело новое сакральное значение из-за обряда причастия. Галлюциногены были запрещены, так как считалось, что видения, получаемые от них, есть ничто иное, как «дьявольское наваждение». Вопреки всем усилиям церкви, в крестьянской среде продолжали жить языческие верования, а вместе с ними существовало зельеварение. В европейском фольклоре часто встречаются сюжеты, в которых ведьмы и колдуны варят из грибов, дурмана, белены и других ядовитых растений снадобья, с помощью которых устанавливают контакт с «Дьяволом». Важно отметить, что «дьяволами» церковь именовала всех богов Древней Европы. В то же время карнавальная культура была неотъемлемой частью жизни городов Средневековья. В период ежегодных празднеств все, от простого горожанина до бургомистра, одевали маски мифологических персонажей, в том числе античных. Вино лилось рекой, и весь город погружался в безумие. Повседневные правила приличия рушились вместе с сословными границами: священник разъезжал на праздничной повозке по улицам, обливая всех встречных помоями из ведра, а знатный господин выпивал за одним столом с городским юродивым. Трудно поверить, но в рамках городских карнавалов устраивались и пародийные мессы. Даже монахи нередко принимали в этом участие, сочиняя богохульные стихи и песни. Мистерии Диониса жили в сердцах христиан, а Средневековье было не таким уж и мрачным.

intoxicated

Карнавал. Гравюра XVI века. Средневековое языческое веселье во всей его полноте

Как только торговые и культурные связи с Востоком в XVIIIXIX веках стали более тесными, европейцы стали жадно воспринимать проникавшие в их страны новшества. Вместе с китайским фарфором и шелком на рынки Европы попали и разнообразные наркотики, которые до этого встречались крайне редко. В XIX столетии опиум стал пользоваться большой популярностью, и во многих крупных городах плодились опиумные курильни. Некоторые литераторы европейского Серебряного Века черпали вдохновение в наркотическом опьянении. Так, в Париже существовал «Клуб Ассасинов», основанный психиатром Моро де Туром, который исследовал воздействие гашиша на творческие и коммуникационные способности личности. В этом клубе состояли Александр Дюма и молодой Шарль Бодлер. Более того, Бодлер образно и подробно описал свой опыт в «Поэме гашиша», где отмечал сильнейший эффект, «чудесное и своеобразное состояние, в котором уравновешиваются все способности». Там же он говорил и об опасностях, связанных с употреблением этого наркотика.

intoxicated

Культура XX века также испытала огромное влияние «веществ», несмотря на все предпринятые международным сообществом и отдельными государствами попытки изолировать от них общество. После запретов опиатов в первой половине столетия наступило затишье, прерванное синтезом химических наркотиков-стимуляторов для нужд Второй мировой войны. Настоящая же революция происходила в 60-е годы. Правительство США проводило социальный эксперимент, распространяя LSD и другие психоделики в студенческой среде. Этот эксперимент дал свои плоды: сочетание зарождавшейся рок-музыки, обилия «кислоты», кризиса протестантских ценностей и война во Вьетнаме вытолкнули молодежь на уличные протесты. Юноши и девушки переполняли салоны и крыши расписных автобусов Volkswagen, колесивших по Америке и Европе. В обществе проснулся интерес к восточным учениям, что играло на руку деструктивным сектам, имевшим к ним весьма косвенное отношение. Книжные полки магазинов после этого были еще долго заставлены работами Карлоса Кастанеды и Тимоти Лири, настоящих «гуру» психоделического движения.

Считается, что эта песня наиболее точно выражает дух периода революции нравов 60-х годов. Она же играет в одном из самых эпичных моментов фильма «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

В наши дни наркотики и наркотическая субкультура вытеснены в подполье. На то имеются серьезные основания, ведь их бездумное использование зачастую ведет к трагическим последствиям как для конкретной личности, так и для общества в целом. Но судя по современным кинематографу и литературе, интерес к этой проблематике совсем не утихает. Жители бетонных мегаполисов ищут инсайта: кто-то просто зачитывается книгами Пелевина, а часть переходит от теории к практике, не обладая достаточным уровнем сознания, что обычно заканчивается плачевно. Помимо наркотиков существуют куда более достойные, законные и безопасные способы для получения удовольствия и самопознания, однако это не является поводом для того, чтобы смотреть на человечество с излишним пристрастием. Бодлер писал, что «…человеческие пороки, несмотря на все ужасы, которые мы в них усматриваем, доказывают (уже самой своей распространенностью) неудержимое влечение человека к Бесконечному». И с этим трудно не согласиться.