МиксLook

Мы то, что мы слышим?

Ученый Лондонского университета Софи Микинс (Sophie Meekings) предпочитает проводить свои практические занятия не в просторных светлых аудиториях, а в маленьких шумных кафе или клубах, где разрывает динамики громкая музыка.

zvukovye-volny

Здесь можно сколько угодно перебивать друг друга, кричать, пытаясь доказать свою точку зрения. При этом вас, скорее всего, услышат и даже поймут: ухо человека наделено удивительной избирательностью. Из множества шумов оно способно уловить именно тот, который нужен в данный момент. Однако, как утверждает Микинс, этот орган нередко подводит своего владельца и играет с ним злую шутку. Речь идет о звуковых иллюзиях.

Не верь ушам своим

Люди полностью уверены, что все слышат одни и те же звуки с частотой от 16 до 22 000 Гц. Но это грубейшая ошибка. Все глубоко индивидуально. В качестве доказательства профессор неоднократно выполняет со своими слушателями эксперимент «Парадокс тритона». Испытуемым дают послушать четыре пары нот и определить, какая из них выше, какая ниже. На повышение и понижение тона тестируемые поднимают руки. Обычно аудитория в своем восприятии делится пополам. Такая реакция вызывает первый шок: представление о том, что все мы от рождения одинаковые начинает давать трещину и рушиться на корню. Еще большее изумление «настигает» публику, когда ей «открывают» правильный ответ. Собственно его нет. Совсем. Каждый звук изобретен компьютером. Это синтез разных нот, разделенных между собой октавой. Поэтому сказать, играет ли следующий тон на повышение или понижение — невозможно.

zvukovye-volny

Софи Микинс рассказывает:

Мне всегда любопытно наблюдать за откликами людей. Они могут быть напрочь противоположными, от восторга и хлопанья в ладоши, до гнева и топанья ногами. Однажды в моей группе были только музыканты. Они до хрипоты спорили, пытаясь выяснить, кто прав, а кто глубоко заблуждается. До драки, конечно, не дошло. Но было очень шумно.

Микинс всегда с удовольствием обсуждает плоды своей работы. Впрочем, то, что она стала заниматься нейробиологией слуха, заслуга скорее не ее, а сотрудников Лондонского университета. Именно они несколько лет назад убедили начинающего тогда специалиста обратить внимание на это перспективное направление. «Они купили меня очень легко. Просто сказали, что я обязательно раскопаю“ что-то новое о том, как слышат люди. И я с уверенностью ответила: Непременно!“», — вспоминает Софи.

zvukovye-volny

Абсолютный слух, ультравысокие тона и призрачное слово

Софи Микинс — свежая поросль в этой научной сфере. Есть те, кто занимается звуковыми иллюзиями не один десяток лет. Представитель Калифорнийского университета Диана Дойч (Diana Deutsch) как раз одна из них. Профессор психологии, она доказала, что люди, в детстве изучавшие китайский язык, имеют стопроцентный слух. Для этого исследовательница провела необычное испытание сразу в двух городах — американском Рочестере и в Пекине. Она собрала по 115 студентов-музыкантов с каждой стороны и попросила их различить звуки, частота которых отличалась лишь на 6%. Абсолютный слух оказался у 60% китайцев. Их молодые коллеги из США продемонстрировали более скромный результат – всего 14%. Диана Дойч объясняет данный феномен певучестью китайской речи. Сверх сложная грамота рождает сверх мелодичные слова. Синтезируясь в предложения, они образуют некое подобие музыки, которую ребенок запоминает с рождения.

zvukovye-volny

Диана Дойч также развеяла миф о том, что все люди слышат обоими ушами. Посредством многочисленных опытов она определила: правши чувствуют высокие музыкальные тона только правой частью слухового аппарата. Левши в этом плане более активны. Они воспринимают ноты либо левым ухом, либо двумя одновременно. Проверить выведенную Дианой аксиому можно на себе, прослушав короткий 30-секундный синтезированный напев.

zvukovye-volny

Экспериментируя со звуковыми иллюзиями, американка разработала и еще один любопытный тест — «Призрачное слово». Точнее, это даже не тест, а очередная мелодия, созданная посредством искусственных звуков. Женский голос бесконечно повторяет одну и ту же фразу. Запись нечеткая, предложение сливается в вязкую кашу. Так что же говорит диктор? Каждый слышит свое, мнения совершенно не совпадают: no way, window, welcome, love me, no brain, Reno.

Диана Дойч объясняет:

Все дело в том, что наш мозг заточен услышать слова. Непонятную абракадабру он превращает в нечто определенное. Какой будет расшифровка зависит от многих факторов — психологии данного конкретного человека, его принадлежности к тому или иному социальному кругу и, наконец, воображению.

Что важнее: видео или фонограмма?

Возможно, создавая свое «Призрачное слово», Диана Дойч взяла за основу похожий эксперимент, проведенный больше тридцати лет назад американцами Мак-Гурком и Мак-Дональдом. Они показывали испытуемым видеозапись, на которой человек произносил губами ga-ga, в то время как на аудиозаписи звучало ba-ba. Когда людям по отдельности прокручивали фонограмму и картинку, звуки расшифровывались правильно. Стоило продемонстрировать клип целиком, публика начинала говорить о радикально других словах. Например, da-da. При этом аудитория решительно не осознавала, что происходит подмена. Таким образом, было доказано, что зрительная информация влияет на то, что мы слышим.

Иллюзия тишины

Звуковые обманы способны создавать не только компьютеры, но и памятники мирового архитектурного наследия. Это проверил археоакустик Стивен Уоллер. Он поставил в центр старинного сооружения Стоунхендж нескольких музыкантов и предложил им сыграть на трубе. Вокруг импровизированной сцены расположились тестируемые зрители. По команде они должны были закрывать глаза и… наслаждаться ритмом. Каково же было их удивление, когда вместо громкой мелодии они услышали шум тишины, завывающий и протяжный. Помимо этого, у публики возникало ощущение, что между ними и исполнителями вдруг воздвигали широкую глухую стену. Такой акустический мираж спровоцировал сам каменный комплекс. Сознание человека лишь подчинилось этим правилам.

Софи Микинс пока досконально изучает все существующие теории и практические исследования в мире слуховых иллюзий. Придумывает собственные опыты. Она должна написать новую страницу в нейробиологии.

zvukovye-volny