места

Кораллариум – зоопарк наоборот

Они неподвижно стоят, мощно упершись ногами в песочную бездну и устремив лица через толщу воды к едва пробивающемуся дневному свету. Скульптуры практически незаметны с берега, зато с суши можно прекрасно разглядеть их странный дом – огромный куб с витиеватым рисунком и непонятными изваяниями на его крыше. Это ничто иное как новое творение британского архитектора – Джейсона де Кэйрис Тэйлора (Jason deCaires Taylor).

Рьяный борец за оздоровление окружающей среды, своим творчеством он пытается привлечь внимание общественности к проблемам загрязнения атмосферы, заполонившим морские глубины пластиком, непрекращающейся вырубке лесов. Его инсталляции – своеобразный клич о помощи, SOS, если хотите, громко выстукиваемый молотком искусства. Каждое произведение мастера содержит свое – собственное, отличное от других послание. Арт Тейлора сложно причислить к какому-то конкретному виду художественного мастерства. Хотя сам себя Джейсон относит к экологическому союзу артистов. Впервые выставка данного движения прошла в 1968-м. И отныне с каждым годом ряды течения постоянно пополняются все новыми авторами. Этюды де Кэйриса, однако, всегда отличались от общей серой массы. В них нет обыденности, скукоты, прозаичности, банальности. Зато всегда присутствует идея и дух свободы. Детищам Тейлора претит собирать музейную пыль, стоя запертыми в четырех голых белых стенах. Им нужно открытое пространство и вольный бриз перемен. Строго говоря, поэтому Джейсон предпочитает размещать свои статуи на водной глади. Его работы уже хорошо себя зарекомендовали на побережьях Мексики, Гренады, Великобритании. А морской музей, открытый маэстро у берегов Испании даже завоевал престижную награду, войдя в список 25-ти чудес света по версии популярного журнала National Geographic.
На этот раз де Кейрис сосредоточил любопытство публики на экзотических Мальдивах. Интерактивная галерея расположилась в нескольких десятках метрах от золотистого пляжа. По задумке мастера она имеет три уровня. Первый — верхний – это плоское плато, на котором то тут, то там разместились человеческие фигуры.

В сущности, именно их издалека по незнанию часто и принимают за непонятных существ. Впрочем, на самом деле скульптуры очень реалистичны. Британец наделил их типичными для людей позами. Так, один стоит с биноклем в руках, пытаясь в деталях рассмотреть что-то вдалеке, другой низко опустил голову, словно грустит о чем-то, третий – просто сидит, неумело облокотившись на парапет.
На среднем уровне также многочисленные фигуры, которые как раз не прослеживаются с берега.

А вот нижний полностью отдан во владения коралловых рифов. Для экспозиции эти растения специально выращивали в лаборатории, а затем высаживали на дне в отдельных кадках и маленьких горшках. Обращение Тейлора именно к полипам неслучайно. Все дело в том, что на сегодняшний день их популяция медленно, но верно угасает. Уже считаются потерянными более сорока процентов данных геологических структур. И ситуация будет только ухудшаться. По данным Всемирного института ресурсов, к 2030-му году порядка 90% кораллов подвергнутся опасности, а к 2050-му они могут исчезнуть совсем. Высаживая минералы по периметру своей инсталляции, архитектор как бы желает исправить ситуацию, хотя бы на один шаг приблизиться к решению сложной проблемы.

Местные жители же, восхищаясь стараниями художника, уже успели между собой прозвать произведение «Кораллариумом» — коралловым садом в переводе.

Цель моих арт-площадок – отвлечь туристов от традиционных мест паломничества, — делится своим мнением Джейсон. Ведь в большинстве случаев эти облюбованные путешественниками площадки являются или памятниками архитектуры, или природными заповедниками. Безусловно, их общее состояние нужно поддерживать и по возможности помогать в восстановлении и продвижении. Но, на мой личный взгляд, исторические и естественно рожденные дольмены должны жить своей персональной жизнью, вдалеке от негативного влияния современной цивилизации. С другой стороны, с появлением подобного музея у здешних обывателей прибавится работы – как у простых рыбаков, так и у представителей ученой среды. А это хоть малые, но деньги на восстановление оазисов.

Чтобы водрузить массивную конструкцию близ Мальдив, понадобилось немало труда. Берег близ будущей инсталляции на девять месяцев превратился в настоящую строительную площадку. Сюда пригнали высотный кран, разместили доки, соорудили временные мосты и пустили на воду небольшую плавучую станцию. Бесперебойную работу обеспечивала команда истинных профессионалов.

В нее вошли инженеры и техники. На отдельно отведенном пятачке колдовали скульпторы. С живых манекенов они снимали мерки, обклеивали их тела гипсовым составом и уже потом на основе полученных форм отливали железные фигуры. Сама кубическая конструкция, ее высота, к слову шесть метров, состоит из экологически чистого сплава, который абсолютно не наносит вред природной среде и не окисляется, при соединении с H2O.

У нас получился своеобразный зоопарк, только наоборот, — говорит Джейсон де Кэйрис Тэйлор. Обычно люди приходят и с любопытством наблюдают за зверьми, которые коротают свой век в клетках. У нас же посетители, рассматривая экспонаты, сами попадают в колоритный ящик и уже морские обитатели активно изучают необычных и странных по виду пришельцев с Земли.

Дорога до интерактивного музея занимает не больше пяти минут. Правда, для соприкосновения с прекрасным все же придется спуститься под воду. Необходимое снаряжение – кислородный баллон, ласты и маску на суше выдают организаторы. Они же заодно объясняют в деталях правила поведения под водой и основы дайвинга.
Осмотреть самостоятельно экспозицию не получится. Экскурсия обязательно проходит в сопровождении гида, который, кстати, по совместительству является биологом. На самом нижнем – подводном- этаже он жестами показывает, на какие элементы нужно обратить особое внимание.

А уже выше, где нет морской пучины и дышится без проблем полной грудью, рассказывает об особенностях инсталляции, о местной флоре и фауне. Любопытно, но пока все статуи можно трогать руками и фотографироваться на их фоне. С течением времени это будет сделать сложнее, а потом невозможно совсем. Дело в том, что по замыслу Тейлора фигуры должны полностью слиться с природой, превратившись в настоящий живой организм. Под влиянием морских подводных потоков, дождя и ветра их обовьют всевозможные растения, они порастут солью, многие из них приобретут зеленоватый оттенок. Впрочем, и сейчас музей постоянно меняет свои очертания.

На рассвете-закате лучи ласкового солнца освещают профили железных героев Джейсона, вселяя в них энергию и наполняя их стальные души неимоверным естеством. Прилив погружает исполинов в недра совершенно иной планеты, где царят собственные законы, изданные неведомым владыкой миллионы лет назад. Этими нормами заправляет мощная стихия, а человек лишь является сторонним наблюдателем. Без права голоса и вето. Справедливо ли это? Можно всегда поспорить и предложить личное решение. Многополярность точек зрения только приветствуется.

Ссылка на сайт архитектора: https://www.underwatersculpture.com/