Вдохновение

В театр XXI века: к современности, эмоциям, танцам

Люди привыкли считать, что театр остался далеко в прошлом, и старые скучные истории про былые века смотреть нудно и неинтересно. Но, черт возьми, это мнение ошибочно!

contemporary-theater

Сейчас в Петербурге, в Москве и в других городах есть театры, говорящие на нашем языкена языке улиц, на языке молодежи. Есть театры, которые ставят современные, актуальные произведения. И зрители, уходя после таких спектаклей, узнают в героях себя, своих друзей и соседей. Театр не устарел, он, наоборот, идет в ногу со временем, даже иногда обгоняя его.

Каждый раз, оказавшись в театре, отключаешься от реальности, входя вслед за автором и режиссером в новый мир. Ты подчиняешься правилам этой новой игры, забывая все предыдущие правила. Ты не думаешь о том, что было десять минут назад и что будет через три часа, когда ты выйдешь из зала. Ты только здесь и сейчас. Спектакль заканчивается, казалось бы, и сказка кончилась, а новый мир остался по ту сторону занавеса. Но нет. На улице свежий воздух еще больше вдыхает в тебя только что полученные впечатления. И идя по улицам, по ночному городу, среди тысяч огней, ты думаешь о спектакле, но теперь уже как о реальности. Актеры смешались с персонажами, реальные люди с ролями пьес. И кажется, что все это было не на сцене, а в твоей жизни. И ты что-то меняешь, добавляешь, вычеркиваешь. Невольно рождается твой собственный спектакль, навеянный тем, который закончился минут двадцать назад. Это и есть магия театра, которая не отпускает и заставляет возвращаться еще и еще.
Впечатление от спектакла одного из зрителей. Фрагмент интервью.

contemporary-theater

Чтобы пережить весь этот (или совершенно другой, но тоже сильный) спектр эмоций, нужно всего лишь найти свой театр, выбрать из того неимоверного разнообразия тот формат, который будет будоражить кровь, приводить в восторг, доставлять удовольствие. А выбирать сейчас есть из чего! Театр давно перестал быть скучным и однообразным. Сегодняшние театральные режиссеры вытворяют на сцене то, что не могут повторить ни кино, ни концерты, ни шоу, так как это ядерная смесь всего этого, помещенная на сцену. Сейчас нет и не может быть какого-то одного стандартного типа спектакля. Театры настолько разные, что можно обожать и боготворить один, при этом совершенно не понимать и не воспринимать другой. Итак, где же искать этот свой театр?

Про сегодня

Вы говорите, что классика — это скучно? Не вопрос. Значит, петербургский Этюд-Театр для вас. Молодая команда актеров, совсем недавно закончивших театральную академию, практически всегда работает с современным материалом. Пьесы для театра писал не только Чехов в запредельно далеком XIX веке. Пьесы пишутся и сейчас. И они бывают ничем не хуже (а некоторые даже и лучше) бестселлеров, блокбастеров, детективов и мелодрам, которыми переполнены экраны телевизоров и полки книжных магазинов.

contemporary-theater
contemporary-theater

В пьесах, которые играют артисты Этюд-Театра, персонажи — наши современники, которые не носят длинных старинных платьев, а ходят в джинсах и кедах, главный герой может нецензурно выражаться, а разговоры идут о том, что вас волнует или волновало совсем недавно. Никаких моралей и нравоучений, никаких выводов и пресловутых «как надо». Только ситуации из реальной жизни, только актуальное и современное. Похоже на кино, да. Но только в театре вы участник происходящего. Все истории проигрываются не где-то за экраном, а в метрах двух от вас, и вы чувствуете дым сигареты, которую курит актер, вам глаза так же застилает эстрадный дым, как и другим персонажам, а главный герой, глядя в зал, говорит, кажется, прямо вам, и иногда даже хочется ему ответить.

Про что их спектакли? Про сегодняшний день. Про Италию, в которой не все так радужно, как рассказывают путеводители; про молодого парня, не знающего что ему делать в этой жизни и куда себя деть; про любовь, которая не только окрыляет, но и опускает все ниже и ниже, разбивая на куски; про подростков, нелепо пытающихся выглядеть взросло; про смерть близкого человека. Темы настолько близкие, а преподносят их настолько легко, что спектакли скорее напоминают разговор с другом, чем какую-то рассказанную со сцены историю.

Новая жизнь классики

А если все-таки не настраиваться так категорично против классики и попробовать посмотреть на нее по-новому? Ведь классика — это не то, чем надоедали в школе на уроках литературы, а то, что остается актуально всегда. И старые тексты не обязательно играть по старым традициям, их можно сделать ярко и современно. В Театре Приют Комедианта, например, сейчас идет спектакль «Коварство и любовь». Шиллер писал своих героев в XVIII веке, а у режиссера Василия Бархатова они играют на электрогитарах, живут не в разваливающемся доме, а в звукозаписывающей студии, пьют колу и носят кожаные куртки. Конечно, нам гораздо понятнее и ближе смотреть на наших современников, чем на людей из позапрошлых веков. А классика тем уникальна, что вечные ссоры и конфликты детей и родителей, верность и измена, сплетни вокруг влюбленных — все эти проблемы остаются актуальными и по сей день.

contemporary-theater

Режиссер Галина Жданова в Театре на Литейном поставила «Ромео и Джульетту», где шекспировские герои оказались в розовом мире гламура. Они ведут себя довольно развязно, одеты вроде бы стильно, говорят слегка пафосно, танцуют под современные хиты и постоянно подкалывают друг друга. Они хоть и преувеличенные и театральные, но такие живые и такие реальные, что возникает ощущение, будто сегодня видели их на улице. И самая печальная на свете повесть таковой и остается, несмотря на путешествие во времени.

contemporary-theater

Кипящие страсти среди эффектов

Молодежная жизнь, современная классика… это далеко не все, что сегодня может предложить театр. Любители неординарного и фантастического найдут свой источник вдохновения в Театре им. Ленсовета, конкретнее — в спектаклях режиссера Юрия Бутусова. Каждый его спектакль вызывает бурные споры. Зрители делятся пополам: восторженные и негодующие. Кто-то не выдерживает и уходит с его спектаклей еще в начале первого акта, а кто-то смотрит один спектакль по пять-семь раз, все больше влюбляясь в его творчество. Его спектакли ломают стереотипы, меняют сознание, открывают глаза. За основу своих спектаклей Бутусов берет классические произведения, например, «Макбет» Шекспира, «Три сестры» Чехова, «Месяц в деревни» Тургенева. Но что он с ними делает! Буквально переворачивая их наизнанку, он создает театральные шедевры, для которых иногда знать сюжет заранее просто необходимо. Его прием — это сумасшедший микс театра, музыки (причем подобранной с отличным вкусом), кино и танцев и эмоций.

contemporary-theater
contemporary-theater

Его спектакли фееричны, эмоциональны и очень контрастны. Артисты могут находиться на сцене пять-шесть минут практически без движения, а потом тишину разрывает Jam Майкла Джексона, и артисты в порыве страсти танцуют на сцене и в зрительских проходах. Его спектакли длятся четыре-пять часов, но все это время пролетает мгновенно. Бутусов любитель черно-белых цветов, громкой музыки, раскаленных эмоций, выражения чувств через экспрессивный танец. Один и тот же спектакль можно смотреть бесконечно много раз, и каждый раз вы можете увидеть новые детали, расшифровывать по-новому образы, найти новые смыслы. При этом спектакли Бутусова не красивая картинка и не трешовый перфоманс с эффектами ради эффектов. Ту массу смысла, которую он закладывает в свои спектакли, можно разгадывать долго и обдумывать потом не один день.

Балет: танцу о настоящем

Еще один стереотип о несовременности касается балета. И это тоже еще то заблуждение! Молодой хореограф Владимир Варнава и режиссер Максим Диденко ставят пластические спектакли (спектакли, основанные на танце) и современные балеты на разных площадках разных городов, в том числе и в Санкт-Петербурге. Истории, рассказанные без единого слова, не просто понятны, они завораживают красотой движения и глубиной смысла. Балет «Пассажир» — пластическая история о жизни, о случайных знакомых, людях, о любви, о разочаровании и об одиночестве. Два актера в офисных костюмах и девушка в легком платье буквально вырисовывают своими телами эту историю.

contemporary-theater

И еще один пример: «Шинель. Балет» — спектакль по повести Гоголя «Шинель», которую каждому приходилось читать еще в школе. Вот эту-то историю и рассказывают пятеро актеров языком тела. Но рассказывают по-своему, так, что ассоциации с гоголевским произведением возникают далеко не всегда. Тут и жестокость общества, и толпа против одного, и одиночество. К тому же главную роль Акакия Акакиевича играет женщина — актриса Гала Самойлова. А почему бы и нет? Спектакль яркий, динамичный и одновременно с этим сложный. Почему бы не отдать главную роль женщине, почему бы не сделать тему дискриминации женщин вместе с темой «маленького человека»? Современный театр берет текст произведения и смотрит на него глазами человека XXI века, а значит, видит в нем то, что его волнует, то, о чем ему хочется говорить. В современном балете этой «современности» еще больше. Ведь танец дает как бы намеки, а все домысливание остается зрителю.

contemporary-theater

Театр — это искусство волшебное. Все происходит здесь и сейчас, на глазах у зрителя. И такого спектакля, как этот, который вы сейчас видите, уже не будет больше никогда. В следующий раз в зал придут другие люди, у артистов будет другой настрой, будут другие интонации и другие соотношения. И ощущения будут совершенно другие.

Безусловно, вышеуказанное — это не все, что можно найти в больших государственных и маленьких самостоятельных театрах Петербурга. И среди театрального многообразия каждый сможет выбрать то, что отвечает его вкусам и пристрастиям. Найдя своего режиссерасвой театр или своего актера, смотреть на которого будет не просто интересно, а завораживающе здорово, каждый человек сможет испытать лавину чувств и эмоций, сидя в зрительном зале. А испытав, уже вряд ли когда-нибудь скажет, что театр стар и скучен. И если вы по-прежнему считаете, что кино и интернет затмили театр, и сейчас он еле-еле доживает свои последние дни, то бегите бегом в театральные кассы и знакомьтесь с новым театром. Таким разным и таким волшебным театром XXI века!