музыка

Печать африканского континента

Его используют в хип-хопе, джазе и даже роке. Битбоксинг – настоящая индустриальная перкуссия. Это жуткая смесь из многообразных музыкальных инструментов, где доминируют барабаны. Так, по крайней мере может показаться на слух, если не видеть видео. На самом деле все буйство звуков может исходить лишь от одного маэстро – человека – оркестра во плоти. 


Откуда звон

Есть предположение, что битбоксинг родился на улицах Нью-Йорка в конце девятнадцатого столетия. Тогда выходцы из Африки, часами сидя на завалинках, от делать нечего имитировали различные мелодии. Часто один пел, а другие гудением, ропотом и свистом пытались изобразить биг-бэнд. Хотя, если копнуть поглубже, то подобная техника существовала еще в Средневековой Франции. Тогдашние трубадуры, путешествуя из города в город в поисках пропитания, многократно давали концерты на главных площадях, развлекая простой люд.

Естественно, никаких лютней, свирелей и горнов у них не было. Зато каждый участник группы старался самостоятельно подражать нужному инструменту, преимущественно при помощи голосовых связок. Если верить сохранившимся документам, получалось это весьма правдоподобно и захватывающе. По крайней мере денег на еду хватало. Потом, однако, про старинный битбоксинг забудут – мода уйдет. Он вернется на музыкальный Олимп достаточно нескоро – на исходе 20-го столетия. Но на этот раз займет свою прочную отдельную нишу в мировом исполнительском рейтинге. Считается, что битбоксинг заново открыли публике ребята из бруклинского коллектива «The Fat Boys». Впервые о них заговорили после выхода на широкие экраны картины «Krush Groove» режиссера Майкла Шульца (Michael A. Schultz). К фильму музыканты записали лишь один трек, но он стал настолько популярным, что рейтинги новой команды резко подскочили вверх. Пропагандируя хип-хоп, в его привычный речитатив «The Fat Boys» умело вплели битбоксинг.

Такое нестандартное сочетание и привлекло внимание аудитории. А затем позволило победить в различных конкурсах талантов, например, в таком как Radio City Music Hall, где артисты заняли первое место.  Другой американец Адам Рапп (Adam Rupp) создает голосом уникальные барабанные переливы. В его интерпретации хорошо прослушиваются как удары перкуссионных палочек друг о друга, так и всевозможные барабанные тона – сильные, глухие низкие. Рапп иногда настолько увлекается творчеством, что готов работать без остановки на протяжении трех-четырех часов.

Зрители после таких концертов обычно выходят и удивленно спрашивают сами себя: «Как ему это удается?».  Адам же характеризует свое созидание следующим образом:

Мне кажется, — говорит он, — что мой вариант битбоксинга очень синтезированный. Он скорее узконаправленный. Я пытаюсь играть преимущественно со звуками, слова и стихи уходят на второй план.

Кэвин Олусола (Kevin Olusola) на сегодняшний день считается лучшим битбоксером в мире. Он способен копировать совершенно любую трель и воплощает свой талант в технике а капелла. А заодно объясняет всем желающим, что извлекать из собственного нутра всевозможные свисты – задача не самая сложная. Нужна лишь тренировка, а еще, безусловно, желание трудиться в данном направлении.

Бочка, тарелка, снэр

Действительно, если верить специалистам, битбоксинг, несмотря на свое разнообразие и широту диапазона, базируется на трех основных звуковых китах. Первый называется kick drum. Он же бочка. Этот элемент отвечает за шум бас барабана и обозначается заглавной латинской буквой B. Второй получил имя hi-hat. Его звучание очень похоже на звон тарелки в барабанной установке. Латинский код хит-хэта – Т. И, наконец — classic snare должен повторять фонацию маленького барабана. Буквенная составляющая данного звена – pff. Хотя возможно встретить и другую разновидность – psh. В сущности — все! Далее нужно научиться произносить каждую из частей по отдельности отчетливо и быстро. А затем уже компоновать их между собой. Причем последовательность не знает четких границ. Она может быть совершенно любой. Ну и, естественно, в деле не последнюю роль играют дыхание, речевой аппарат, ритм.  Все эти вопросы обсуждаются в режиме реального времени участниками интернет-сообщества битбоксинга. Оно было организовано выходцем из США Алексом Тио  (Alex Tew). К тому же периодически устраиваются конференции, на которые съезжаются приверженцы вышеупомянутого жанра. Самая крупная прошла в 2003-м году в Лондоне и собрала более пятисот респондентов. А в 2017-м мир увидел документальный фильм о битбоксинге.

В его основу вошли выступления вокалистов, записанные во время фестиваля искусств в Эдинбурге. В аннотации к ленте ее авторы оставили такую фразу:

Это был концерт высочайшего класса. У каждого исполнителя был свой неповторимый стиль. Но все вместе оказалось неимоверной силой, вселяющей положительную энергию.

По ту сторону битбоксинга

Таким необычным феноменом всерьез заинтересовались ученые. Например, профессор из Иллинойского университета Стивен Симс (Steven Sims) задумал узнать, приносит ли какую-нибудь пользу битбоксинг для организма. В своем эксперименте он задействовал четырех представителей этого стиля. Через носовые отверстия в гортань музыкантам провели эндоскоп. Механизм должен был следить за тем, как ведут себя связки, когда они в покое и в рабочем «битбоксном» состоянии. Обнаружилось, что имитация звуков способствует тренировке речевого аппарата и способна предупредить голосовой срыв.

Специалисты Южно-Каролинского института пошли немного в другом направлении. Их целью было определить, существуют ли аналоги фонетических тонов битбоксинга в языках мира или это только буйство фантазии певцов. Испытуемым стал 27-летний артист, чье имя предпочли сохранить в секрете. Молодого человека поместили в барокамеру и подключили к голове датчики. Юноше предложили исполнить программу из личного репертуара, сгенерировать композиционные биты, прочитать рэп. И все это с разной скоростью. За одну минуту артисту удавалось выдавать от восьмидесяти восьми до ста четырех разнохарактерных звуков.

В это невозможно поверить, но все ноты четко координировались различными частями языка, губами и голосовыми связками. Это хорошо видно, как на фотографиях, так и на видео, которое мы сделали, — отмечает лингвист Майкл Проктор (Michael Proctor).

В течение исследования эксперты осуществили сорок аудио-записей длиной по двадцать-сорок секунд каждая.

Сначала ученые хотели узнать встречаются ли подражательства в родных языках музыканта (тот одинаково владел английским и испанским). Оказалось, что нет. А вот африканский континент обладает такими консонантами в избытке. Некоторые трели нашли свои аналоги в щелканьях диалекта «Коса», на котором говорят в ЮАР, другие в тоновых композициях речи Нама, распространенной в Намибии.  Собственно, это еще раз доказало, что битбоксинг родом из негритянских трущоб Нью-Йорка. Но специалистов удивило другое. В шипах и цокотах таился еще один говор – Нухалк. Сегодня он считается фактически исчезнувшим. На Нухалке изъясняются не больше тридцати человек. Все они индейцы и живут в предместьях канадского города Белла Кула.

Нам было интересно узнать, сознательно или бессознательно певцы извлекают столько вокальных переплетений. Было признано, что это бессознательное состояние. Однако большую роль здесь играет ритм, — делится своими впечатлениями фонетист Донна Эриксон (Donna Erickson).

Как бы то ни было, специалисты желают продолжить постигать закулисье битбоксинга.  Впрочем, его представителям эксперименты только на руку. Такие изыскания, разумеется, повысят популярность, да и поклонников значительно прибавится.