фотографии

Мир с высоты Гурского полета

Перед зрителем огромное полотно. На нем аскетичный пейзаж с рекой и зелеными берегами. Знакомьтесь, самая дорогая фотография в мире, проданная за 4,4$ миллиона в Нью-Йорке. Ее автор Андреас Гурски. «Хрень!», — скажет зритель. Нет, это «Рейн II».

Andreas_Gursky

Андреас Гурски — немецкий фотограф, рожденный в семье рекламного фотографа, он с детства пропитывался тонкостями этого дела. Кроме фотографического образования, у него еще есть и диплом художника. Трудно лаконично определить, чем занимается Андреас. Он снимает аскетичные промышленные пейзажи, унылую природу, индустриальный мир. При этом его работы не выглядят обычными фотографиями. Во многом благодаря, конечно, любимому приему — огромный формат и рекламные лайтбоксы. Определенно интересный кейс для изучения.

Все фотографии Гурского пронизаны масштабностью и отстраненностью. Это перешло к нему от его знаменитых учителей, Хиллы и Бернда Бехеров. Первое, что бросается в глаза, — это абсолютный макропорядок. Штабелями уложенные люди, природные объекты, техника, здания. Эти фотокартины излучают ритм и неподвижность, консонас и спокойствие. При всем огромном количестве экспрессии и красок ясно прослеживается структура.

Andreas_Gursky«99 центов»

Даже если присутствует некое подобие хаоса, он все равно парадоксально будет упорядоченным. Например, в фотографии «Swimming Pool» при всей ее обычности есть что-то странное и визуально непонятное. Люди запечатлены в движении, каждый из них занимается своим. Им нет дела до Андреаса, который снимает их с высоты птичьего полета. Почему же столь посредственный сюжет граничит с необъяснимо странным впечатлением? Возможно, причина в том, что Андреас любит фотошоп. Скорей всего это и есть главная причина. Очень трудно определить ракурс и точку съемки. Любое его фото собрано из нескольких разноплановых. Таким способом Андреас получал вроде и широкоугольные, но в то же время не искаженные оптикой снимки. Это наводит на мысль о каком-то новом сверхзрении, которое видит все и вся везде и всюду.

Andreas_Gursky

«Swimming Pool»

В том же «Рейн II» Гурски убрал некоторую часть объектов, чтобы получить еще более равнодушный пейзаж. Как и остальные, этот снимок собран из нескольких частей. Парадокс и в том, что часто его работы кажутся пустыми. Макропорядок настолько точный, что чудесным образом превращается в равномерный визуальный шум, который можно и рассматривать, и наслаждаться его однородностью.

Но от фотографии «Nha Trang» (2004) рябит в глазах. Какими бы отстраненными ни были остальные фото, без напряжения смотреть на это невозможно. После изучения галерей можно убедиться, что этот эффект не одиночный. У идеальной структуры и макропорядка есть обратная сторона. И в «Dortmund» (2009) она тоже видна. Это невыносимо и неприятно, и, что самое удивительное, после секундного отдыха глаз возвращаешься к этому визуально шумному фото и начинаешь снова его рассматривать.

Andreas_Gursky

«Nha Trang» 

Как так? Магнитами манит Андреас. Эти промышленные пейзажи — всё и ничего одновременно. Могут быть и противными, и нежными. Они могут никому не нравится, но на них будут смотреть. Удивительная геометрия в «Bahrain» (2007) тому доказательство. Работы Гурского бьют рекорды по спектру впечатлений. Андреаса можно ругать за злоупотребление фотошопом или за искажение реальности, но никак не за уникальность результата этих действий.

Andreas_Gursky

«Bahrain» 

Неплохо затронуть тему объективности в фотографиях Гурского. Она, конечно, подвергается жесткой критике, и принято считать, что объективного взгляда не существует. Да, Андреас использует фотомонтаж, он сам выбирает объекты и ракурсы. Чем не чистый субъективизм? Но если на секунду предположить, что объективность возможна в пределах субъективности, то работы Гурского — яркий тому пример. Фотографии «Бой Кличко», «Rimini», «Арена в Торонто» выглядят как сухо запечатленный факт, не более. Будто бы чистая документальщина. Это и обман, и правда. Зная нюансы его работы, конечно, намного интересней проследить, как именно он конструирует этот эффект отдаленности и безучастия. Но неосведомленному новоиспеченному критику даже и в голову не придет, что за промышленным пейзажем кроется нечто большее, чем просто картинка, некая игра с реальностью и вымыслом.

Andreas_Gursky

«Rimini»

Споры о том, с какой такой радости Гурски один из самых дорогих фотографов, постоянно окружают его персону. Действительно, как это получилось? Неужели при всем количестве фотографов в мире один он достоин стольких миллионов? Что-то здесь нечисто. Но простому зрителю достоверной информации никто не даст. По некоторым данным, покупатель «Рейн II» анонимный. Вполне может быть так, что Гурски, дабы прославиться и пропиариться, попросил доброго богатого дружка купить это фото за баснословные деньги. А может, он и сам это организовал, купил у себя же. Кто знает? Это не самая важная тайна мира, да уже и не важно. Важно то, что это сработало. И об Андреасе говорят.

Сейчас на планете господствует постмодернизм, поэтому полмира творит адски концептуальные вещи. Чаще всего это все просто похоже на бредни, но встречается и нечто интересное и многогранное. Примером такого является творчество Гурского. Стоит ли оно тех денег? Да, это вопрос. Но, безусловно, эти фотографии в какой-то степени выступают иконами современной эпохи, индустриализации и хронического потребления. Гурски, как птица, возвышается и снимает мир, до которого нет дела ни ему, ни самому миру.