Вдохновение

Графические романы: еще не книги, уже не комиксы

Необычный собеседник для читателя, который готов к разговорам на серьезные темы, или по-другому — графический роман. Прежде всего, наш сегодняшний гость — это разновидность того же комикса.

comics

Отличия между комиксами для детей и графическим романом, однако, все же есть, и они существенные. Во-первых, темы. Они очень часто не подходят для детей, так что существуют обоснованные возрастные ограничения. Во-вторых, повышенная цена, поскольку издаются эти книги в твердом переплете, на хорошей бумаге, с дополнительными, ранее не публикованными, материалами и т. д. В-третьих, довольно часто бывает так, что над ними трудится небольшое количество людей, а иногда и вовсе один человек.

Такие одинаковые и такие разные

Сами графические романы тоже отличаются друг от друга, например, по стилю, в котором они создаются: Собственно, «комикс». Это еще называется «американским стилем». Большинство журналов DC и Marvel. Супергеройские (Человек-паук, Халк) и те, где героями в трико не пахнет (Конан). К этому направлению можно отнести еще графические новеллы, которые выгодно отличаются качеством рисунка, по сравнению со своими «коллегами» по стилю. К примеру, «300» Фрэнка Миллера. Фрэнк Миллер — безумный гений от комиксов, иллюстратор и режиссер. Знаменит такими работами, как «300» и «Город грехов». Несмотря на то, что Миллер считается одним из самых авторитетных авторов комиксов в мире, большинство фанатов сходятся во мнении, что лучшие свои работы он уже создал, а новые безнадежно отстают по своему качеству.

comics

Фрагмент из «Города грехов»

В подобном стиле созданы и многие другие произведения, такие как «Хранители», «Город Грехов», «В  значит Вендетта». Отличаются они серьезностью поднимаемых тем, очень большим объемом. Аудитория у этих книг взрослая.

Существует еще стиль BD (La Bande Dessinee «Рисованные полосы»). Это европейский комикс. Раньше, его принято было называть французским, так как большая часть европейских комиксов издается на французском языке, да еще и в издательствах этих стран. Однако сейчас авторы комиксов «заселили» всю Европу, так что BD теперь именно европейская рисованная история. Основное отличие от «американского стиля» — качество издания, содержание и уровень прорисовки. ВD — это твердый переплет, качественная бумага, большое число страниц (46–48, но чаще даже больше) и сцены «только для взрослых». Качество прорисовки обычно много выше, чем у графических новелл, созданных в «американском стиле». К BD относятся такие произведения, как «Блэксад» Хуана Диаса Каналеса и Хуанхо Гуарнидо или «Отсрочка» Жана-Пьера Жибры. Жан-Пьер Жибра — французский художник, автор множества известных работ. Среди прочего, можно отметить его скандально известный альбом «Пиноккия», который полон порнографии чуть более, чем наполовину, и который является своего рода переосмыслением всемирно любимой сказки Карло Коллоди. Другие его работы не имеют ничего общего с «Пиноккией» и, как правило, трогательны и печальны.

comics

Фрагмент из комикса «Отсрочка»

«Рисованные истории», которые еще принято называть «русским стилем». А вот их довольно немного. Но ситуация постепенно меняется. Разумеется, каждый автор выбирает свой собственный путь, но большая их часть предпочитает именно стиль BD. Многие поклонники европейских комиксов даже причисляют «рисованные истории» к жанру «русское BD». Представителями этого направления можно назвать Александра Ерёмина с его BD «Хакер» и Романа Сурженко, автора «Велеслава». Александр Ерёмин — российский художник, автор настоящей космической BD-истории «Максим», которая печаталась частями в журнале «Навигатор игрового мира». Александр работал над многими интересными проектами, которые, к сожалению, свет не увидели. К ним относится «Цикл Башен», который создавался совместно со сценаристом Жаном-Стефаном Кнейпом. Начиная с 1998 года Александр публикуется в бельгийском издательстве «Джокер», которое выпускает его «Хакера».

comics

Фрагмент комикса «Хакер»

Темы, о которых тяжело, но необходимо говорить

Пожалуй, все-таки самое главное, что отличает графические романы от комиксов, это их темы. Уже довольно давно является распространенной практикой писать и рисовать так называемые автобиографические графические романы. Автор истории и главный герой в ней — один и тот же человек или его ближайшее окружение. Чаще всего катализатором основного действа являются такие печальные события, как болезни близких или военные конфликты. Примеров подобных романов весьма много. И о них мы поговорим далее.

Роман «Священная болезнь» это история одной французской семьи, изложенная в виде комикса. Но какого! Есть семейство Бошар. Папа, мама, два сына и дочь. И все бы было замечательно, но у старшего сына начинают происходить эпилептические припадки. Постепенно, словно раковая опухоль, дающая метастазы, болезнь старшего сына начинает расползаться и на остальных членов семьи, превращая каждый их день в борьбу за здоровье ребенкаМожно сказать, что это именно тот случай, когда рисунок неотделим от текста. Там, где слова бессильны, в дело вступают иллюстрации, поражающие воображение одновременно натуралистичностью и фантасмогоричностью.

Здесь все, абсолютно все, что происходит с героями или, скажем, в жизни самой Франции, показывается через призму восприятия собственных эмоций и чувств Пьера-Франсуа Бошара, младшего сына. И постепенно читатель начинает погружаться все глубже в историю семейства, а тем временем рисунки меняются, меняются мысли и ощущения героя, и все вокруг, кажется, уже совсем теряет свою реалистичность.

comics

Страница из графического романа «Священная болезнь»

«Маус. История выжившего» — авторский комикс Арта Шпигельмана, который повествует о жизни его отца, польского еврея, пережившего холокост. Одной из особенностей комикса является изображение главных и второстепенных героев в виде животных. Так, например, евреи — мыши, немцы — кошки, поляки — свиньи, американцы — собаки, а французы — лягушки. Этот ход используется для того, чтобы продемонстрировать абсурдность восприятия разными народами друг друга, для высмеивания клише, политических и национальных особенностей.

Ужасы войны изображены с жесткой правдоподобностью, а за судьбами героев следишь с неослабевающим интересом. Уровень сопереживания настолько высок, что иногда приходится откладывать книгу в сторону: настолько суровые, бесчеловечные, дикие вещи описываются там. Разум отказывается воспринимать увиденное. Однако книга вновь открывается, и история рассказывается дальше. Эта большая, тяжелая и важная работа Арта Шпигельмана была отмечена Пулитцеровской премией в 1992 году. Это единственный комикс, удостоенный данной премии.

comicsСтраница из комикса «Маус. История выжившего»

Также хотелось бы упомянуть графический роман Алёны Камышевской «Мой секс», который рассказывает вовсе не о том, как, когда, с кем и сколько раз. Он о другом. О поиске себя, своей любви. О том, как вырастить в себе само умение любить. О том, как брать себя в руки, когда они опустились от бессилия. А еще о том, как искать приключения на все части своего тела.

Читая его, можно поразиться тому, что испытывают и чувствуют женщины каждый день. Начиная от борьбы с самой собой, своими чувствами, эмоциями, мыслями и желаниями, а заканчивая тем, как видят и как относятся к тебе мужчины. Конечно, множество ситуаций в книге создавались не какой-то волей случая, а непосредственно самой героиней, которую постоянно преследовало Желание, но тем не менее были ситуации, когда героиня чувствовала на собственном примере, что это такое, когда в тебе видят только лишь сексуальный объект. Грязные приставания, намеки, похотливые взгляды. Очень легко тронуться умом и разочароваться в мире. Тем более в таком мире, в котором люди так упрямо и лицемерно выстраивают препятствия, стены, накладывают табу, однако в следующий же миг предаются всему тому, что стремились заклеймить, запретить, ограничить.

comics

Страница из графического романа «Мой секс»

Графические романы, в которых все не так просто

Есть такие произведения, которые лишь на первый взгляд кажутся простыми и вполне понятными, однако при повторном прочтении обнаруживается, что не все темы были замечены, не на все вопросы найдены ответы. Именно о таких загадочных вещах и пойдет речь.

«Бэтмен. Лечебница Аркхэм» отличается от других комиксов про Бэтмена и от остальных супергеройских, да и других комиксов. Рисунок здесь — первое, ради чего стоит смотреть и пересматривать этот графический роман. Словами его не описать, это необходимо видеть. Второе — это сценарий, который положен в основу произведения. Он очень сложен, многогранен и полон всяческих отсылок к мифологии и религии, пронизан символизмом и скрытыми смыслами. С первого раза охватить и заметить все невозможно. Да и со второго тоже. Привычные образы героев и образ злодея переворачиваются с ног на голову, так что у читателя может случиться натуральный разрыв шаблона, ведь можно ожидать от комикса все, но не такое. Отдельное удовольствие после прочтения самой истории — читать сам сценарий. Такое удовольствие от чтения получить удается далеко не всегда, а здесь — концентрированный кайф, прямиком в центр удовольствия.

comics

Страница из графического романа «Бэтмен. Лечебница «Аркхэм»

Графический роман «В — значит «Вендетта», написанный Аланом Муром и нарисованный Дэвидом Ллойдом, являет собой уникальный образец серьезного графического, именно что, романа. Англия — одна из главных героинь этой книги. Но это совсем иная Англия, не та, к которой все привыкли. Тоталитарный режим, громкоговорители, которые объявляют о начале комендантского часа, отсутствие свободы слова, цензура, патрули на ночных улицах и диктатор у власти. Именно такая Англия — героиня «Вендетты». Но появляется человек в фарфоровой маске Гая Фокса, который бросает вызов порочной Власти, уничтожая ключевые фигуры на шахматной доске английского тоталитаризма.

Этот графический роман — ранняя работа Алана Мура, однако уже здесь заметен фирменный стиль автора: он предлагает сложные ситуации, вопросы, идеи и не менее сложные пути, которыми могут пойти люди, чтобы получить ответы и решить задачи. Рисунок Дэвида Ллойда лишь напоминает о том, где находится читатель: его мрачный и строгий стиль, напоминающий газетные полосы, показывает нам состояние людей, страны, городов, улиц, квартир. И из подобного стиля появляется своего рода хроника реальных событий, в которую невозможно не поверить.

comics

Страница из графического романа «В — значит «Вендетта»

Целый новый мир открылся на некоторое время перед читателем. Далеко не все удалось охватить в рамках одной статьи. Слишком много романов осталось за рамками повествования, хотя они, безусловно, заслуживают не меньше внимания, чем те, что были упомянуты в этой статье. Графические романы — удивительные собеседники, которые могут рассказать не только о веселом или очень грустном, тяжелом или печальном, но и важном, ценном. Этим удивительным произведениям необходим лишь собеседник. Может быть, это читатель данной статьи?

  • Андрёй Орлов

    Есть ещё Blankets Крейга Томпсона. Очень трогательная автобиографичная история о первой любви, отношениях с семьёй и кризисе веры.