иллюстрации

«Дегенеративная» живопись Макса Бекмана

Сто лет назад немецкий художник Макс Бекман отправился санитаром на Первую мировую войну. Там он делал зарисовки в морге и вдоволь «изучил» анатомию. Тему человеческих страданий Бекман выражал в экспрессионистском стиле. Нацистские власти не оценили картин и навесили ярлык «дегенеративные».

Max-Beckmann

Все, что я сделал и создал, это только сброшенные оболочки моей жизни.

Бекман. Из дневника. 1940 год

Смесь Сезанна и Ван Гога

Самый известный немецкий художник XX века Макс Бекман (1884–1950) начал с автопортретов и сделал их значительной составляющей своего творчества. Впервые он нарисовал себя в 13 лет. В 17 изобразил со скошенным вправо глазом и кричащим от ужаса (Автопортрет 1901 года). В это же время он стал студентом Веймарской Академии живописи. Закончив ее, назвал свою живопись смесью Сезанна и Ван Гога и стал мечтать о международной известности.

Max-Beckmann

Поль Сезанн «Портрет молодого человека», 1866

Max-Beckmann
Max-Beckmann

Макс Бекман «Автопортрет», 1901                                     Макс Бекман «Автопортрет во Флоренции», 1907

После окончания академии Бекман много путешествовал. В 23 года все же решил обосноваться в Берлине. Через два года он стал членом Нового Берлинского Сецессиона. Сецессион объединил немецких художников, отвергавших академические доктрины и предвосхищавших модерн. Художники работали преимущественно в экспрессионистском стиле, необычайно популярном перед Первой мировой войной, устраивали выставки французских фовистов и кубистов. Вскоре культуролог Пауль Кассирер проведет первую выставку художника и напишет о Бекмане монографию.

Max-Beckmann

Художники Сецессиона на подготовке к выставке

В это время Бекман находился под влиянием модной постимпрессионистской живописи Ван Гога и экспрессионисткой живописи Эдварда Мунка. Он рисует картины «Землетрясение в Мессине» (1909) и «Гибель Титаника» (1912), хотя ни в Мессине, ни на «Титанике» не был. Художника здесь более волновали темы человеческой гибели и бессилия перед судьбой, нежели историческая точность. Спустя время про эти картины Бекмана скажут не только то, что они были написаны в модном стиле, но и то, что они стали выражением предчувствия трагических событий XX века: войн, социального кризиса и торжества фашистских режимов.

Max-Beckmann
Max-Beckmann

Ван Гог «Бордель», 1887                                 Эдвард Мунк «Крик», 1893

Max-Beckmann
Max-Beckmann

                   Макс Бекман «Гибель Титаника», 1912                                             Макс Бекман «Землетрясение в Мессине», 1909

В 1914 году Макс Бекман идет добровольцем на фронт, где работает санитаром в медицинском отряде. Через год он рисует себя изнеможденным, испуганным и усталым. Его демобилизуют после нервного срыва. Война делает его живопись трагичнее и сложнее, добавляет темы одиночества и человеческих страданий, мотив насилия и скорби. Автопортрет Бекман пишет в стиле веризма, реалистического направления конца XIX века, которому был свойственен натурализм и сатира. Он станет в 20-е для Бекмана приоритетным стилем, наряду с еще одним реалистическим направлением начала XX века — новой вещественностью.

Max-Beckmann
Max-Beckmann

Макс Бекман «Автопортрет», 1915                                       Макс Бекман «Автопортрет в красном шарфе», 1917

Если автопортрет 1915 года и картина «Адам и Ева» 1917-го практически не содержат цвета, то в 20-е Бекман начинает рисовать контрастно и с усиленными стилистическими искажениями. «Ночь» (1919) характерная работа этого периода. В основе картины лежит сцена нападения бандитов на семью, но она выходит за рамки социально-бытовой истории. Ее принято интерпретировать как предчувствие скорого торжества национал-социалистов. В книге «Письма на войне» (1916) Бекман называл их теми, кто «под пиво с музыкой» поет «Германия, Германия превыше всего». «Ночь» часто сравнивают с «Убийством на улице Транснонен» Оноре Домье и «Герникой» Пабло Пикассо. Только у Бекмана это не красивая трагедия, а победа зла, которое не обольщает, а вызывает отвращение. Серию литографий, созданных после убийства правыми офицерами Розы Люксембург в 1919-м, Бекман назовет «Ад», одним названием высказав категоричное неприятие нового социально-политического режима.

Max-Beckmann

Макс Бекман «Адам и Ева», 1917

Max-Beckmann

Пабло Пикассо «Герника», 1937

Max-Beckmann

Оноре Домье «Убийстве на улице Транснонен», 1834

Между Первой и Второй

Время между Первой и Второй мировыми войнами, период Веймарской республики (1919–1933 гг., германская президентско-парламентская республика) считается пиком творчества Бекмана. В это время художник обращается к живописи Северного Возрождения, к Босху и его триптихам. Считается, что в 30-е XX века Бекман возродил этот средневековый жанр.

Max-Beckmann

Иероним «Босх Страшный суд», 1482

В 20-е сюжеты в искаженном пространстве постепенно исчезают, Бекман работает в стиле новой вещественности (или новой предметности). Это художественное течение Германии 20–30-х возникло как замена позднему романтизму и экспрессионизму и исчерпало себя уже с приходом нацистских властей. Новая вещественность была, по сути, новым реализмом и была близка веризму, в котором уже работал Бекман ранее. Адекватное выражение неадекватного мира — такова была задача нового стиля. Директор Маннгеймского художественного музея Густав Хартлауб, давший название течению, говорил, что оно было связано «с повальными настроениями цинизма и покорности судьбе, которые охватили немцев после того, как обратились в прах их радужные надежды на будущее (они-то и нашли себе отдушину в экспрессионизме). Цинизм и покорность судьбе составляли отрицательную сторону «новой вещественности». Положительная сторона заключалась в том, что к непосредственной действительности относились с повышенным интересом, поскольку у художников возникло сильное желание воспринимать реальные вещи такими, какие они есть, безо всяких идеализирующих или романтических фильтров. Бекман представлял левое крыло течения, которое базировалось в Берлине и Дрездене. Работы представителей этого крыла отличались любовью к социальной критике и карикатуре. За что были, в свою очередь, подвергнуты через некоторое время особой критике Гитлера.

С 30-х в работах немецкого художника преобладает трагическая манера, близкая Рембрандту, Брейгелю и Грюневальду, но воссозданная в экспрессионистском стиле. Для экспрессионизма характерно, прежде всего, изображение субъективного мироощущения художника и отображение негативных социально-политических процессов. Поводов для ужасающих картин в первой половине XX века было достаточно.

Max-Beckmann

Рембрандт «Избиение святого Стефана», 1625

Max-Beckmann
Max-Beckmann

Грюневальд «Поругание Христа» и «Распятие»

Техника Бекмана становится более утонченной, а стиль аллегоричным, как в одном из самых известных триптихов художника «Отплытие». Он был написан в 1932 году, за год до прихода Гитлера к власти в Германии. В нем отражено тревожное отношение к будущему политическому режиму. Эта работа ни разу не выставлялась в Третьем рейхе. «То, что мы видим справа и слева, это — кошмары, боль, боль разного рода, физическая и нравственная боль. Женщины и мужчины в общей массе порабощены. Люди в лодке свободны. И поскольку они свободны, в них есть что-то царственное и божественное. Король с королевой освободились от ужаса жизни. Как самую главную драгоценность своей жизни, королева держит на руках ребенка. Это освобождение от старой жизни. Отплытие в новое начало», — писал о картине Бекман.

Max-Beckmann

Брейгель «Триптих», середина XVI века

Max-Beckmann

Макс Бекман, «Отплытие», 1932

 «Дегенеративное искусство»

В 1925 году Бекман стал профессором Государственной Школы искусств во Франкфурте-на-Майне. В 1927-м получил Почетную императорскую премию, много путешествовал по Европе, работал в Париже. Через несколько лет, во времена Третьего рейха, Бекмана увольняют из института, 500 его картин изымают из немецких музеев. Нацистские власти ставят клеймо «дегенеративное искусство», которое вызывает отвращение.

Устроенная в 1937 году выставка «дегенеративных» художников была призвана уничтожить неугодных (некоторые художники действительно либо кончали жизнь самоубийством, либо умирали в нищете). Их называли антигерманскими, еврейско-большевистскими, вырожденческими, непонятными народу, пессимистичными и декадентскими. Президент Имперской палаты изобразительных искусств Адольф Циглер (Adolf Ziegler), которому было поручено очистить германские музеи, говорил: «Это — порождения безумия, вырождения и импотенции. Все, что представлено на выставке, вызывает у нас гнев и отвращение». Картины Бекмана с искаженным пространством не могли отвечать нацистским требованиям к искусству («чистота, прилежание и умение»). Они, соответственно модернизму, не изображали гармонично красивых людей, но выводили на поверхность уродство души, страх, злобу, сострадание и печаль. Легкомысленные и абсурдные внешне, герои при этом были погружены в библейские сюжеты, как на бекмановских триптихах. Все это не помешало властям заключить: «Едва ли существует хоть одна картина большевика от искусства Бекмана, которая не представляла бы из себя подлости». Так писалось в брошюре 1938 года «Немецкое искусство и выродившееся искусство».

Max-Beckmann

Министр народного просвещения и пропаганды Йозеф Геббельс на выставке «дегенеративного искусства» в 1937 году

Понятие «дегенеративное искусство» было введено лично Гитлером. Однако нацисты не причислили к нему, к примеру, Ван Гога: действовал принцип не трогать искусство до 1900 года. Бекман попал под конфискацию авангардистов из музеев и их запасников вместе с Кандинским, Мондрианом и Шагалом. Ему повезло меньше: тем, кто жил в Германии было запрещено не только выставляться, но и заниматься живописью. Как окажется позже, картины современных авангардных художников запрещали выставлять в Третьем рейхе, в том числе чтобы их можно было затем дорого продать. Нацистские лидеры в этом были до прозаичности меркантильны.

Эмиграция

В 1937-м Бекман вместе с женой уезжает в Амстердам, а через десять лет в США. Там он преподавал в университете Сент-Луиса. Прожив всего три года в штатах, он оказал на современное американское искусство сильное влияние. Много работ Бекмана находятся в художественном музее Сент-Луиса в США. Более трети работ Бекмана появились после эмиграции. Его картины в этот период становятся более мифологичны, символичны и запутаны. В них преобладают темы смерти, боли и тоски по родине, которой больше нет.

Max-Beckmann

Макс Бекман

В 1946-м американец Курт Валентин устроил в Нью-Йорке выставку-продажу картин Бекмана. По словам художника, раскупили все: «<…> даже два портрета и голландский ландшафт… до сих пор не переживал ничего подобного!» Последними работами немецкого художника стали триптихи: «Аргонавты» («Argonauten», 1950) и «Амазонки» («Amazonen», остался незаконченным). В основе последнего завершенного триптиха «Аргонавты» лежит описанный в «Одиссее» поход в Колхиду (побережье Черного моря) на корабле «Арго».

Max-Beckmann

Триптих «Аргонавты», 1950

У Бекмана было больное сердце, несмотря на это, он усиленно работал. Его тело нашел мусорщик утром 27 декабря 1950 года на 69-й улице Нью-Йорка. На вопрос о целях творчества Бекман отвечал: «Современное сделать вечным и вечное — современным». Сегодня ретроспективные выставки Бекмана проходят в нью-йоркском Музее современного искусства (МОМА), парижском Центре Помпиду в Париже и петербургском Эрмитаже. Несмотря на четкие контуры и яркие цвета его живописи, он остается одним из наиболее пессимистичных художников XX века. Большим дополнением к живописи Бекмана стали его дневники, письма, драмы и эссе, где он изложил философию своего творчества.

Сон, начавшийся
плачем и окончившийся
плачем смерти, —
сон жизни, ты
приснился мне весь

М. Бекман. Из дневника