Мода

А не сшить ли нам корсет из… бактерий

Австралийский дизайнер Сэмми Джоббинс Уэллс (Sammy Jobbins Wells) всегда считала себя приверженцем натуральных материалов. Если платье, то, разумеется, из шифона, а еще лучше — из шелка, если блузка, то, несомненно, хлопковая. Впрочем, не так давно кутюрье кардинально изменила свои сакральные взгляды и не на шутку увлеклась... бактериями.

Sammy-Jobbins-Wells

О смене профессии здесь речь, конечно, не идет. Уэллс не собирается стать микробиологом и просидеть всю жизнь с микроскопом в руках. Но по ее мнению, малюсенькие микроорганизмы способны сослужить неплохую службу: они вполне могут стать основой для современных тканей.

Sammy-Jobbins-Wells
Sammy-Jobbins-Wells

Сразу оговоримся: идея далеко не ноу-хау. Модельеры уже активно используют бактерии для создания неповторимых коллекций. То и дело по подиуму вышагивают манекенщицы в верхней одежде, сделанной при непосредственном участии микроорганизмов. Перспективное направление даже получило название — «био-кутюр». Биологический материал выращивают в ваннах внушительных размеров. Емкость закрывают плотным полиэтиленом, который поддерживает внутри постоянную температуру и влажный воздух. В таких условиях бактерии быстро размножаются. По консистенции они похожи на чайный гриб. Когда это склизкое вещество заполняет всю поверхность ванны, его вынимают и подвергают специальной обработке. На выходе получается… кожа. От настоящей ее отличит разве что самый высококлассный специалист.

Sammy-Jobbins-Wells
Sammy-Jobbins-Wells
Sammy-Jobbins-Wells

Уэллс решила модернизировать уже существующие технологии. Эксперимента ради она взяла бактерии, которые до нее не использовал никто — acetobacter xylinium. Достать их не составило особого труда. Микроорганизмами торговал один из интернет-магазинов. Получив ценный груз, Сэмми Джоббинс поместила их в емкости. Через некоторое время, дизайнер обратила внимание на несколько положительных тенденций. Во-первых, микроскопические подопечные разрастались самостоятельно, без поддержания специального микроклимата. Во-вторых, чтобы биологическая масса достигла определенных размеров, было достаточно небольшого блюда из толстого стекла. Таким образом, отпадала необходимость в огромных емкостях, которые, помимо всего прочего, занимали предостаточно места. И, наконец, третье, наверное, самое важное: материал, производимый acetobacter xylinium, отличался особой тонкостью и прочностью. О своем детище Сэмми Джоббинс Уэллс готова говорить бесконечно, постоянно дополняя разговор разными интересными деталями:

Для того чтобы микроорганизмы развивались, я их постоянно «подкармливаю» чайной заваркой и глюкозой. Я пробовала им давать разные сорта чая. При этом заметила одну любопытную вещь. Бактерии быстрее растут от английского и индийского напитков. А вот, предположим, к Шри-Ланке и Цейлону практически равнодушны. К тому же именно чай придает материалу натуральный золотистый цвет.

Sammy-Jobbins-Wells

Необычному биологическому материалу австралийка нашла не менее необычное применение. Дизайнер сотворила корсет. Впрочем, корсетом это изделие именовать весьма сложно. С традиционной «шнуровкой» его связывает разве что название. Ультрамодный туалет состоит из трех прочно соединенных между собой частей. Первая, кривоугольная, одевается на голову и полностью закрывает лицо. Что означает такая необычная конструкция — каждый волен решать для себя сам. Это может быть и хирургическая маска, которую надевает врач перед сложной операцией.

Sammy-Jobbins-Wells

Форма вполне под стать и шлему средневекового воина, скачущего на лихом коне на бой с серьезным противником. А еще это каска сталевара, плавящего огненный металл.

Вторая часть — прямая тонкая полоска, которая проходит вдоль спины. Собственно, это и есть сам корсет. Он поддерживает позвоночник и позволяет держать спину постоянно прямой, не стягивая до боли талию. И наконец, третья — что-то вроде декоративного широкого пояса или короткой супер мини-юбки. Она застегивается сбоку на талии и служит элегантным дополнением корсетной формы.

Sammy-Jobbins-Wells

Хрупкий биологический материал скреплен по всему периметру деревянными брусками разных размеров. Такая идея пришла к Уэллс, когда та подробно изучала, как делались корсеты в XVIIIXIX веках.

Безусловно, мой корсет сильно отличается по форме и содержанию от тех, что носились столетия назад. Тогда их основой служил китовый ус. Он был неоспоримо прочнее. Хвастаться, конечно, не самая хорошая черта, но мне кажется, что мое изделие более удачное. За счет хорошей гибкости, оно обеспечивает идеальную посадку.

Sammy-Jobbins-Wells

Форму изделию можно придать, когда биологический материал еще влажный. Она может быть абсолютно любой: квадратной, прямоугольной, круглой. Толщина готового полотна сравнима с листом плотного ватмана — не более двух миллиметров. К тому же налицо явная экономичность: развиваясь, бактерии не потребляют энергию. Однако, если верить Уэллс, есть в бочке меда и ложка дегтя. Если вдруг небесная канцелярия ниспошлет дождь, и корсет намокнет, произойдет непоправимое. Изделие восстановлению не подлежит. Ткань превратится в тягучую жижу. Впрочем, это лишь проба пера. Сэмми Джоббинс пока лишь прощупывает новое направление. Если дела пойдут успешно, вполне возможно, что вслед за модным бактериальным корсетом коллекция био-кутюр пополнится не менее экстраординарными бактериальными платьями, юбками и брюками.