inside

Времён империи

Петр Аксенов прошел путь от преподавания закона Божьего до создания ювелирного бренда. Вдохновением для его украшений стала русская история и культура царской эпохи. Хотя ювелир не интересуется политикой, его коллекции выглядят гармонично на фоне разговоров о желании части российского общества жить по законам монархии.

Petr-Aksenov

«Любимый царь», — Петр Аксенов публикует в своем инстаграме фотографию Александра II. «Царских снов», — желает он своим подписчикам и шлет снимок пышных покоев. Его фотоблог скажет лучше любого интервью о том, что его вдохновляет. Петр носит бороду, фотографирует храмы, леса и памятники деревянного зодчества, подписывает их патриотическими стихами Есенина, а для своего бренда использует неожиданные элементы русской культуры: на кольцах — купола и двуглавых орлов, на серьгах — короны и самовары.

Petr-Aksenov

Любимый император Аксенова Александр II с императрицей Марией Александровной и придворными

Кольцо «Купола» (серебро, топазы, аметист) и серьги «Самоварчик» (серебро, эмаль, сапфиры)

Духовный среди светских, светский среди духовных

Для «старорусскости» у Аксенова свои основания. Он родился в интеллигентной московской семье. Папа — фотограф, мама — иконописец, прадед — купец, возводивший храмы. Это была верующая семья, не признававшая Советскую власть, не праздновавшая Новый год, только Рождество. Петр даже не был комсомольцем. Сейчас ему наиболее близок образ русского аристократа. Он старается соответствовать, ездит с водителем, носит перстни и запонки, грезит о салонных четвергах, как были у Анны Павловны Шерер из «Войны и мира», живет в квартире с антиквариатом и не понимает либералов: «Кто такой либерал? Это человек, который, как Винни-Пух, — ест и сгущенку, и варенье, и мед, а потом не может пролезть в дверь и ждет, когда другие либералы его подтолкнут».

Petr-Aksenov

Кадр из фильма «Андрей Рублев» Тарковского

Ранее в жизни Аксенова ничто не предполагало светских раутов по расписанию. Родители видели в нем наследника своих творческих профессий. «Меня воспитывали совсем не так, как сверстников. Я посмотрел «Иронию судьбы» только в восемнадцать лет, потому что в доме никогда не было телевизора. Зато на «Андрея Рублева» Тарковского ходил по два раза в год», — вспоминает он. В детстве Петр занимался в художественной и музыкальной школе, вместе с матерью посещал церковные службы. После школы пошел по подготовленному родителями пути: отучился на художника-декоратора в Московском академическом художественном училище. После захотел «вырваться» из привычной среды и поступить на журфак МГУ. Не пройдя по конкурсу, все-таки остановился на фундаментальном образовании и поступил на пастырско-богословский факультет Свято-Тихоновского института.

Petr-Aksenov

Инстаграм Петра Аксенова

Уже в институте Аксенов начинает проявлять интерес к соединению полярных вещей. В своей дипломной работе он исследует взаимоотношение духовенства и мирян в католической церковной организации Opus Dei (Дело Божие). Ее члены работают в банках и корпорациях и, по сведениям прессы, применяют сектантские практики. Преподаватели вуза не захотели оценивать неоднозначную работу студента, и Аксенову пришлось перевестись в Свято-Иоановский богословский институт.

Petr-Aksenov

Священники Opus Dei

После вуза Аксенов преподавал закон Божий и историю церкви. Затем ему подвернулась работа в креативном отделе крупной компании. К тому времени он окончательно понял, что хочет жить по светским законам, нежели по законам духовенства. На новой должности он занимался подготовкой благотворительных мероприятий и постепенно «оброс» нужными знакомствами. Одно из первых было с сотрудницей русского Vogue. Узнав о культурном бэкграунде Аксенова, в том числе о его увлечении историей костюма и моды, она предложила ему поучаствовать в организации съемки для журнала. Аксенов согласился, Алена Долецкая оценила старания, и Петр остался в мире глянца, работая стилистом для Vogue, L’Officiel, ELLE и GQ.

Petr-Aksenov

Ранняя фотосъемка Аксенова для журналов

В итоге Аксенов перепробовал множество ипостасей: от стилиста и модного фотографа до арт-директора и ресторатора. Через несколько лет он заявил о себе как о художнике. Этим вызвал непонимание публики, которая не догадывалась о художественном образовании стилиста, постоянно появлявшегося под руку со светскими львицами. Все о жизни Аксенова, кажется, знали только многочисленные комментаторы в сети, и их мнения в корне расходились с хвалебными статьями модных журналов: «Деньги — вот что движет в жизни попиком-расстригой Аксеновым». «Петечку поперли из художки за профнепригодность и маменька пристроила гениального ребенка в Свято-Тихоновский православный институт, но что же это — становиться безденежным священником и одевать рясу вместо Valentino?» — рассуждают недоброжелатели.

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Ранняя живопись Аксенова

Возродить империю

В 2011 году Петр выпустил первую ювелирную коллекцию под собственным брендом Axenoff Jewellery. До этого новоиспеченный ювелир коллекционировал старинные запонки и перстни, заказывал украшения по собственным эскизам и стилизовал съемки для известных ювелирных домов. В какой-то момент он понял, что может делать ювелирку сам. Вдохновение искал в культуре и элементах русского быта, которые полюбились ему после того, как он открыл для себя искусство передвижников. Бренд сразу получил признание модной Москвы из-за своей относительной демократичности, игры с образами пышной культуры Российской империи и узнаваемости самого Аксенова. Теперь его украшения можно купить в Париже, Москве, Санкт-Петербурге, Киеве и Астане. В Axenoff Jewellery в разное время были замечены Ева Грин, Скарлетт Йоханссон, Лана Дель Рей и Карл Лагерфельд.

Petr-Aksenov

Петр Аксенов в съемке для журнала «Proman»

Аксенов приверженец классики, а не современного искусства. Последнее для него провокационно, но не всегда красиво. В его украшениях считываются лучшие произведения русской оперы и балета: «Руслан и Людмила» Глинки, «Борис Годунов» Мусоргского, «Снегурочка» Римского-Корсакова; живопись XVIIIXIX веков: Врубель, Серов, Рябушкин, Маковский. Одной из первых картин, которая получила отражение в украшениях бренда, стало полотно Васнецова «Сирин и Алконост. Песнь Радости и Печали». На нем изображены сказочные женщины-птицы, которые теперь украшают серьги Axenoff Jewellery.

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Васнецов «Сирин и Алконост. Песнь Радости и Печали» и серьги «Принцесса Сирин»

На образах из русских сказок держится добрая половина украшений Аксенова. По их мотивам были созданы серьги «Перья Жар-птицы», кольца «Василиса», «Иван Царевич» и «Финист». В итоге получился бренд в старорусском стиле, который удачно вписался в ряд российских модных марок, так или иначе интерпретирующих русское наследие: Ulyana Sergeenko, Alena Akhmadullina и A LA RUSSE. Эксперты считают, что как и сто лет назад Малевич, Кандинский и Машков, люди искусства начали искать вдохновение в фольклоре.

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Васнецов «Иван Царевич на сером волке» и кольцо «Иван Царевич» (серебро, нефрит, цаворит)

Украшения знати царских времен и образы из жизни второй линии Романовых — еще одна большая тема для бренда. Несмотря на то, что изделия из этих коллекций украшены имперской символикой, они не музейны и вписываются в современный образ женщины. Петр, хоть и не ожидал, что его серьги будут носить с майками и джинсами, а тиары (подобие диадемы) с шелковыми комбинезонами, был приятно удивлен. Некоторые коллекции, в связи с политической обстановкой, невольно становятся неоднозначными, например коллекция «Императорский Крым» (или «Российский Крым»). Она была вдохновлена природой и архитектурой на этом российско-украинском полуострове, где часто отдыхали Романовы. Помимо семьи последнего императора, Аксенов часто обращается и к другим власть имевшим или приближенным: Екатерина II изображена на брошах, а кольца и серьги из серебра и голубого топаза носят название «Граф Орлов».

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Кольцо и серьги «Орлы» (серебро, гранаты, черный шпинель, цавориты, сапфиры)

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Кольцо и серьги «Граф Орлов» (серебро, белые и голубые топазы)

Аксенов не просто использует русское наследие для красивой картинки. Его украшения изготавливаются в Костроме, известной памятниками древнерусской архитектуры и мастерами ювелирного дела, согласно ювелирной традиции XVIXIX веков. Миниатюры украшений рисуют иконописцы в Троице-Сергиевой лавре в Сергиев-Посаде. Несмотря на редкую технику изготовления и пышность вещей, которые вдохновляют ювелира, он установил определенную ценовую политику в концепцию бренда — украшение женщина может купить, как и платье, без помощи кавалера. В коллекциях практически не используются бриллианты, а в качестве базового металла, согласно старым ювелирным техникам, взято серебро, а не привычное золото.

Petr-Aksenov

Тиара «Рожь» на модели в журнале AirFrance

Несмотря на русскую направленность, Аксенов называет себя эклектиком. По его признанию, раньше он был прозападным, а потом задумался: зачем нам чужие традиции, если есть Достоевский и Толстой. Чужие традиции, может, нам и не близки, но это не значит, что они не красивы. Во всех своих творческих начинаниях Петр придерживается принципа соединения несоединимого, сталкивает элементы Востока и Запада, Мусульманства и Христианства, очаровывается как Шамаханскими царицами, так и Зототым Петушком.

Petr-Aksenov
Petr-Aksenov

Тиара «Звезда Давида» (серебро, топазы, цаворит) и «Леди Макбет» (серебро, голубые топазы, бриллианты)

В Аксенове все еще борются духовное-нравственное и светское начала. Он не исключает, что на каком-то этапе придет к служению. Пока же он всерьез остановился на ювелирном деле. Ему нравится независимость от модных тенденций и возможность интерпретировать то, что ему важно. «Несколько лет назад у меня была большая выставка Dead Brand в Музее современного искусства. Я представил 40 картин, было большое мероприятие, много гостей. Одну работу купил музей, еще одну — моя подруга, а третья ушла к коллекционеру. Остальные 37 отправились обратно в мастерскую», — расстраивается Петр. С украшениями не так. Если они нравятся, то становятся неотъемлемой частью жизни человека и его образа. Он и дальше намерен развивать темы русских сказок и быта Романовых, считая эти образы неисчерпаемыми. В ближайших планах — церковные украшения и обручальная коллекция. Ювелирное дело, в отличие от его предыдущих занятий, не касается конфликта между модой и духовностью, и Аксенов этим успешно пользуется.