Дизайн & Art

Китайский бунтарь Хуан Юнпин

Хуан Юнпин (Huang Yong Ping) — флагман современного китайского искусства. Был такой чань-буддистский мудрец Ун Мун, который на вопрос, есть ли что-нибудь, что превосходит Будду, отвечал — пирожное. Так вот, Хуан Юнпин и есть этакий Ун Мун в мире искусства: провокационный и издевательский, но в то же время глубокомысленный и одухотворенный.

Huang-Yong-Ping

Вслед за стремительным экономическим прорывом в конце XX века Китай стремительно принялся взрывать мозг европейской общественности своим современным искусством. Китаю, чтобы стать уважаемой мировой державой, а не оставаться серым пятном на карте, необходимы были собственные представители на арене мирового искусства. Разумеется, играть нужно было по западным правилам, и поэтому китайские художники заявили о себе феерическим безумием, безудержным весельем и издевательством над всем, чем только можно, в лучших традициях искусства XX века. Правда, в отличие от западных коллег китайские художники даже хулиганили не без присущего восточным странам шарма.

Huang-Yong-Ping

Хуан Юнпин

Академическое образование Хуан Юнпин получил в возрасте 28 лет. До этого художник читал журналы по искусству и учился по ним у Марселя Дюшана, Йозефа Бойса и Джона Кейджа. В 1982 году Хуан Юнпин и сотоварищи организовали сямыньский филиал Дада. Выглядело это более чем странно, ведь в Европе дадаизмом не пахло уже лет 20. Однако методика работы китайских дадаистов очень напоминала выходки европейских прадедушек. Так, в 1987 году Хуан Юнпин взял два тома истории искусства, засунул в стиральную машину и постирал. Полученное в результате озвученных манипуляций художник назвал «Краткой историей современного искусства после двух минут в стиральной машине» (1987). Юнпин выразил полное неприятие осмысления современного искусства на уровне теории. Любая книга об искусстве — это красиво и правильно написанный текст. Современное же искусство — это нечто несуразное и плохо поддающееся здравому рассуждению. Поэтому книга, переваренная барабаном стиральной машины, сообщает нам об искусстве XX века гораздо больше, нежели самый заумный текст.

Huang-Yong-Ping

«Краткая история современного искусства после двух минут в стиральной машине», 1987

После подавления китайскими властями студенческих волнений 1989 года свободолюбивый Юнпин решил не возвращаться на родину. Художник осел во Франции и кардинально пересмотрел свое творчество. Стирать книги, конечно, было весело, но в Европе в то время актуальными стали тотальные инсталляции, и Юнпин, недолго думая, взялся создавать масштабные работы, по сути европейские, но приправленные восточным колоритом.

Huang-Yong-Ping

«100 рук Гуанинь», 1996

В работе «100 рук Гуанинь» (1996) Хуан Юнпин расставил все точки над Дюшаном. Руки буддистской богини милосердия из пластика изящно надеты на увеличенную копию дюшановской «Сушилки для бутылок«. Руки Гуанинь при этом держат предметы повседневного и религиозного обихода. В 2007 году пластиковые руки были заменены на алюминиевые. Позже в 2012 году художник повторил работу, увеличив число рук до 1000. В этой работе сквозит издевательский тон над обитателями пантеона современных художников, которые для многих стали настоящими идолами, которых при этом сами художники непрерывно свергали. С другой стороны, Юнпин вынуждает нас не привязываться к телесной форме богини и воспринимать ее как отвлеченную идею.

Huang-Yong-Ping

«Бодхисаттва с 1000 рук»2012

Галерея Глэдстоун описывает произведение «Башня-змея» (2009) как «незаметно превращающую форму креста, символ христианского спасения, в неясную фигуру Эдемского искушения». Наталкивает на христианские ассоциации кости скелета змеи, которые напоминают архитектуру готической церкви со стрельчатыми сводами. Форма башни отсылает к библейскому мифу о Вавилоне. Хотя в Китае змея отнюдь не выступает воплощением зла. Играть со всевозможными смыслами художник умеет мастерски. Единственное, что может восприниматься однозначно, так это кости как символ смерти.

Huang-Yong-Ping

«Башня-змея», 2009

Название работы «Внутренности Будды» (2006) говорит само за себя. Юнпин доводит до абсурда идею о невозмутимости и позитивном настрое религиозных святых, граничащих порою с глупостью. Улыбающийся толстячок Хотэй (такие статуэтки, только поменьше, обливают чаем во время чайных церемоний) спокойно наблюдает, как стервятники вытягивают из его пуза кишки. Опять же Хотэй может также символизировать собой самопожертвование, которое распространяется не только на «хороших» живых существ.

Huang-Yong-Ping

«Внутренности Будды», 2006

В работе «Ву Зэй» (Каракатица) Юнпин сводит счеты с классическим искусством. В 2010 году художник поместил на потолок Океанографического музея в Монако гигантского осьминога, как будто вырвавшегося из черных глубин. Осьминог обвивает своими щупальцами классические интерьеры музея. Подтекст прочитывается, если перевести слово «ву» как «черный», а «зэй» как нечто связанное с идеями разрушения и предательства. Работа просто наполнена диссонансами: скульптура расположена на потолке, она совсем не соответствует интерьеру, не говоря о том, что осьминог не каракатица. Кураторы проекта убеждают нас, что Юнпин указывает на экологические проблемы, однако, глядя на устрашающее чудовище на потолке, создается впечатление, что проблемы у нас, а не у морского чудища.

«Бугараш» (2012) — гора во французских Пиренеях, куда с 1970-х повадились наведываться фанатики различного толка. Наиболее упорные из них до сих пор верят, что гора единственная переживет конец света. Инсталляция Юнпина занимает несколько комнат: в одной размещены 16 безголовых животных альбиносов, во второй — уменьшенная копия горы Бугараш, в которую врезалась гигантская тарелка с головами животных из предыдущей комнаты, а над всем этим безумием возвышается спасательный вертолетБлюдо напоминает кромку воды, откуда пытаются спастись обезглавленные животные. Смерть, водная стихия, чучела животных — джентельменский набор Юнпина. В глаза бросается белизна инсталляции. Белый цвет — это цвет очищения, а что же такое конец света и смерть, как не очищение.

Huang-Yong-Ping
Huang-Yong-Ping

«Бугараш»2012

Huang-Yong-Ping
Huang-Yong-Ping

«Бугараш» , 2012

Одна из самых впечатляющих работ художника, «Океанский змей» (2012), расположилась в местечке Сен-Бревен-ле-Пен во Франции. Из вод Атлантического океана выползает огромный скелет змеи. Читатель уже догадался, что водная стихия для художника имеет первоочередное значение. Вновь китайский дадаист показывает нам, каких чудовищ могут скрывать океанские толщи. Необязательно, что такие змеи существуют на самом деле. Юнпин просто воплощает в жизнь наши скрытые страхи и тревоги. Побережье нередко становится местом уединения, грусти и печали. Чтобы справиться со страхами, нужно их представить в ясной форме, а морской дракон вполне подходит под определение страшного.

В то же время Змей дарит эстетическое наслаждение. Движение прибрежных волн, приливы и отливы создают впечатление, что скелет змеи находится в постоянном движении.

Huang-Yong-Ping
Huang-Yong-Ping
Huang-Yong-Ping

«Океанский змей»2012

Сегодня Хуан Юнпин уже признанный мэтр. Все свои радикальные жесты он сделал в прошлом. Ныне это умудренный опытом философ, который создает эстетически привлекательные работы и задает по-настоящему важные вопросы о жизни и смерти, искренности и лжи, истинном и ложном. Но самый главный вопрос Хуана Юнпина в том, способен ли человек находить ответы на эти вопросы, или его удел — это нескончаемая игра в угадайку?

  • Shutovaru

    некоторые работы жутковаты. Например, животные без голов. Бррр