Дизайн & Art

Игры с реальностью, или о чем говорят стены

Воспитанники школьного учителя рисования Шарля Леваля (Charles Leval) удивились бы, узнав, чем их преподаватель занимается в свободное время. Его частенько можно встретить в самых разных кварталах Парижа — от пышущих роскошью центральных проспектов с дорогими магазинами до узких и грязных трущоб в спальных районах города.

Levalet

Леваль неторопливо прогуливается по улицам и внимательно осматривает каждый дом сверху до низу. Нет, он не хочет купить квартиру, а тем более снять апартаменты. Шарль приглядывает место, где расположить свои произведения. Для артистического мира он давно перевоплотился из Шарля Леваля в Левалета (Levalet). Рисованные персонажи его работ выглядывают из некогда заколоченных окон, сидят на ступенях зданий, спускаются по водосточным трубам, прячутся в дверных проемах. Им присущи любые эмоции. Они смеются, плачут, истерически хватаются за волосы, с интересом оглядываются вокруг. В своих движениях они настолько реалистичны, что легко можно поверить: они действительно дышат, шевелятся и передвигаются.

Levalet
Levalet

Levalet
Levalet

Шарль играет с пространством. Бронзовая голова быка превращается в полуживотное, увлеченно разгадывающее сложную криптограмму. Кузов автомобиля становится ареной боевых операций, где полицейские в штатском охотятся за вооруженным преступником. А на одном из парапетов вдруг возникает хрупкий деревянный ялик, чей пассажир, стоя на носу с веслом в руке, напряженно смотрит вдаль. Таким образом публичное место обретает совершенно новое измерение, а постройки, очистившись от исторического гнета, — новую жизнь. Левалет отмечает:

Для меня важна каждая деталь строений — арка, выемка в стене и даже обыкновенная трещина. Со всеми этими элементами можно творить удивительные вещи. Это настоящий перформанс на тему современных реалий.

Levalet

Levalet
Levalet

Шарль не признает аэрозолей. Он считает, что рисунки сделанные с их помощью, не красят город, а напротив, вносят в его очертания беспорядок, усиливают неряшливость и неопрятность. Поэтому художник творит только на бумаге. Свою работу мастер начинает с небольшого наброска в блокноте. Крупными мазками, не прорисовывая детали, он делает зарисовку. Только потом затеи художника приобретают более масштабные формы. Нередко Левалет прибегает к помощи компьютера. Он проецирует изображение с ноутбука на лист ватмана, размером в несколько метров. Позже Шарль обводит контуры и закрашивает нужные элементы. Это позволяет работать энергично и быстро. Его произведения — это буря черно-белой палитры. Строгая по содержанию, она придает полотнам изумительную правдивость и колорит. Темные силуэты хорошо различимы даже издалека. А ночная городская подсветка добавляет еще больше красок: начинается естественная игра теней.

Обработав нужным образом бумажный холст и вырезав в нем необходимые фигуры, Левалет несет свое творение к заранее выбранному месту. Далее его действия напоминают упражнение по расклейке афиш. Художник с неимоверной аккуратностью прикрепляет к плоскому пространству свой лист и разглаживает его несколько раз при помощи влажной швабры, чтобы избежать излишних волн и искажений.

Levalet

То и дело за манипуляциями Левалета с любопытством наблюдают жильцы окрестных домов или случайные прохожие. Кто-то с одобрением кивает, говоря приятные слова. Но встречаются и такие, кто выкрикивает грязные ругательства и готов вызвать полицию. Для Левалета ценно мнение и тех и других. Так легче понять, чего не хватает ему в творчестве, а чего, наоборот, в избытке:

Поначалу многие особенно впечатлительные граждане вскрикивали от неожиданности, когда видели мои картины. Но позже они попривыкли и даже стали с ними здороваться, желать доброго утра, дня или вечера. Теперь о более серьезном. Меня часто спрашивают, какой вид искусства мне больше всего близок. Я никогда не скрывал, что мне одинаково нравятся и театр, и кино. С видео работать достаточно сложно, а вот театральные зарисовки переносить на стены намного проще, в особенности мимику и жесты. В детстве, когда я учился в колледже, у нас был театральный кружок. Поэтому эти законы мне знакомы.

Время от времени мастер дополняет свои работы настоящими аксессуарами — хлопковым платком, зонтиком, книжкой, помятой банкой из-под газировки. Он уверен, что подобные вещи еще сильнее сближают его героев с окружающей действительностью.

Levalet

Levalet
Levalet
Levalet

Искусство Шарля официально не причислено к стрит-арту. Поэтому местные власти не уничтожают полотна. Тем не менее картины художника недолговечны. Бумагу отдирает от стен порывистый ветер, яркие краски тускнеют под лучами палящего солнца, дождь со снегом и вовсе размывают контуры, превращая их в серое тусклое месиво. Но Левалет не падает духом. Париж — город большой, в нем еще предостаточно неохваченных зданий.